Волшебная комната

ВОЛШЕБНАЯ КОМНАТА - II
повествование Клары
[1964-1966 годы] ***
Смешно, но серьезная Лина поверила в мою сказку! Она подробно расспросила Пашку и его маму про всех своих предшественников-соседей и их судьбы. После полученной информации, подтверждающей достоверность моего рассказа и волшебство комнаты №4, Лина окончательно успокоилась и стала терпеливо ждать свершения волшебства и появления принца.

Взрослая женщина поверила в сказку... Что ж - бывает! Ладно, пусть Лина пока верит в магические свойства комнаты. Вот защищу диссертацию, устроюсь в НИИ - и тогда займусь поиском женихов для нее. Я ее не брошу, непременно найду ей мужа - не успокоюсь, пока не найду. Я теперь отвечаю за ее личную судьбу. Справедливо написал Сент-Экзюпери в "Маленьком принце": "Мы несем ответственность за тех, кого приручили!"

***

Защита диссертации - в январе 1966 года - прошла успешно. Проголосовали единогласно и хвалили до небес. На банкете сквозь радость прорывалась легкая грусть - ведь прощаюсь с университетом! Вот сдам документы в ВАК - и все: перехожу на работу в НИИ... 

Когда на банкете мои наставницы Валентина Ивановна и Лия Иосифовна промолвили дуэтом: "Вот и выросла наша девочка..." - я еле сдержала слезы. Встала между ними, притянула их к себе - так нас и сфотографировали. 

***

В НИИ, на моем новом месте работы, мне дали в подчинение лаборантку Люсю - симпатичная веселая девчушка, учится в вечернем техникуме. После двух недель работы Люся жалобно попросила:

- Клара Арнольдовна! Можно вас называть не "Клара Арнольдовна", а как-нибудь покороче?

- Можно, Люсенька! Даже можно на "ты", я ведь ненамного тебя старше. 

- Вот здорово! Значит, ты просто Клара! Знаешь, Кларунь, а здесь, в нашем институте, помимо работы много чего хорошего: культмассовый сектор, праздничные вечера, всякие вылазки на шашлыки, еще дают абонементы в бассейн... 

- Люсь, а кто раздает абонементы в бассейн?

- Глеб Лукьянов - наш комсомольский начальник! Ты у него на комсомольский учет вставала! Вспомни! Такой красивенький блондинчик! Канает под Есенина! Обожает, когда ему говорят, что у него волосы цвета спелой ржи и ресницы-опахала. 

- Вспомнила! Но, по-моему, его волосы кто-то при мне называл "пшенично-русыми".

- Один черт! А ресницы у него и впрямь роскошные. Сейчас мы ему позвоним! - Люся набрала номер, вызвала Глеба и протянула мне телефонную трубку.

- Здравствуйте, Глеб! - поприветствовала я в трубку, - Вас беспокоит новенькая из вашей комсомольской паствы: Клара Гельцер. 

- Здравствуйте, Клара! Чем вас может порадовать заботливый комсомольский пастырь?

- Абонементом в бассейн. 

- Порадую! Но порадуйте и вы меня! 

- Чем могу услужить комсомольскому фюреру?

- Взаимным обращением на "ты". Хотя понимаю, что мы стоим на разных иерархических ступенях: вы кандидат наук, а я скромный стажер-соискатель. 
- Моя диссертация еще не утверждена в ВАКе, но получение кандидатского диплома (надеюсь, это произойдет в недалеком будущем) не послужит препятствием к обращению на "ты".

- Тогда спускайся за абонементом! Я же не могу вручить его тебе по телефону!

Пшенично-русый, спело-ржаной, реснично-опахальный комсомольский пастырь Глеб и впрямь по-отечески заботлив: поинтересовался, почему я не обедаю в столовой - ведь желудочек испорчу! Пояснила: а). жалко времени, б). бабушка Эльфрида снабжает меня превкусными пирожками. Пастырь тут же напросился на бабулины пирожки и почему-то сравнил себя с Красной Шапочкой. Всмотрелась в Глеба: н-да, красная шапочка вполне пойдет к этим небесно-голубым безмятежным глазам и ресницам-опахалам (такого же пшеничного цвета, как и вся остальная растительность на голове). Вот только не мешало бы побриться новоявленной Красной Шапочке!

- Глеб, можно дать тебе добрый совет?

- Валяй!

- Лови совет: бриться надо не раз в три дня, а ежедневно! Соблюдение этого нехитрого правила поспособствует твоей комсомольской карьере! Спасибо за абонемент!

- А пирожки когда?

- Завтра мы с Люсей ждем тебя на чаепитие в 14:00!

***

Глеб Лукьянов жених хоть куда, но слишком молод для моей Лины - ему только 23. А вот в соседней лаборатории обнаружился походящий холостяк - 34 года, кандидат наук и неплохой парень, хотя малость с закидонами и без конца брызжет заумью. Должно быть, родители перемудрили с его воспитанием и перегрузили разновсяческими книжками. В первый же день нашего знакомства этот заумный присвоил мне титул "великолепнейшая" - по аналогии с Потемкиным, светлейшим князем Таврическим. Я напомнила ему, что Потемкин был одноглазым, а у меня, слава Богу, оба глаза целы - и в ответ получила подробный сказ про потерю глаза Потемкиным, а также про его участие в политической жизни екатерининской России (по литературно-историческим источникам). 

В общем, этот интеллектуал-эрудит вполне подойдет моей Лине. Правда, внешне он так себе: длинный, тощий, узколицый, уже вовсю лысеет, к тому же его очень портит козлиная бородка. Намекну-ка, чтобы сбрил:

- Знаешь, у тебя такое распространенное имя, что взамен имени я придумала тебе прозвище: Козлобородый!

- О-о-о! Фееричное прозвище! Я от него балдею! - расцвел Козлобородый. - Зови меня только так, о великолепнейшая! Тебе нравится моя борода? 

- Безумно! Такие бороды носили испанские идальго! 

- Спасибо, великолепнейшая! Я счастлив, что угодил твоему изысканному вкусу!

Намекнула, называется! Теперь он эту бороду вовек не сбреет! Ладно, представлю его Лине как есть, а с бородой она сама разберется! 

***

Комсомольский пастырь Глеб прибыл на званое чаепитие ровно в 14:00 -минуту в минуту. Я не могла не похвалить:

- Если уважаемый пастырь покорил своих овечек-комсомолок пшеничной пышностью волос и есенинской грустью глаз, то научного руководителя он покорит точностью и пунктуальностью!

- А чем комсомольский пастырь может покорить комсомолку Клару Гельцер? - галантно поинтересовался Глеб. - Заметь, Клара, я внял твоему вчерашнему совету и побрился! Можешь потрогать и убедиться, что я гладко выбрит!

- Я доверяю своему пастырю! К тому же, если каждая комсомолка будет трогать его щеки и подбородок, то возникнет кожное раздражение, переходящее в экзему! 

- Но истинные ученые никогда и никому не верят на слово и все проверяют экспериментально! Необходимость опытной проверки - это догма для научного сотрудника! 

- Так как у нас не заседание Ученого совета, а частное чаепитие, то отойдем от научных догм и постулатов и перейдем к чаю. Не будем касаться лица пастыря, лучше прикоснемся к бабулиным пирожкам. Прошу к столу! 

Глеб подсел к моему столу и взял стакан с чаем. Люська, давясь от смеха, прошептала мне на ухо: 

- Насколько мне известно, наиболее активные комсомолки проверили у своего пастыря состояние не только щек и подбородка!

Глеб заинтересовался фотографией на моем столе - где я обнимаю Валентину Ивановну и Лию Иосифовну. 

- Странно... Обычно женщины суют под стекло фото мужа, ребенка или любимого мужчины, а тут какие-то две старушенции!

- Так как у меня нет мужа, ребенка и любимого мужчины, я поместила этих старушенций! Знал бы ты, Глебушка, какой неизгладимый след в моей жизни оставили эти две старушенции!

- Хорошо, что неизгладимый след оставили старушенции, а не какой-нибудь нехороший дяденька! Ты когда-нибудь расскажешь мне про этих старушенций? Видно, что это не твои родственницы... 

- Зачем откладывать на когда-нибудь? Прямо сейчас расскажу. Дама слева - это Лия Иосифовна, профессор с кафедры биохимии животных. Дама справа - Валентина Ивановна, старший преподаватель с кафедры физиологии животных. 

- А дама посередине - будущее научное светило из нашего НИИ! - подхватил Глеб.

- Ой, у меня же фронт на колонке убежал! - спохватилась я и отскочила посмотреть хроматографию.

Ну, катастрофа! Ничего себе, будущее научное светило! Заболталась! Слава Богу, образец еще не вывалился! А то бы будущему светилу засветило все переделывать (простите за каламбур). Молодец Люська - заняла Глеба разговорами, так что я могу спокойно разобраться с хроматографией. 

Очень вовремя зашел Козлобородый - и тут же припал к бабулиным пирожкам. Пусть кушает на здоровье - он вчера щедро поделился со мной хроматографическими матрицами. Я уже придумала, как их с Линой познакомить: Лина придет ко мне в институт и принесет свою выпечку. Метод безотбойный! Судя по тому, как Козлобородый налегает на бабулины пирожки, к домашней стряпне он зело неравнодушен. Однако - Козлобородый все пирожки подъел! Дочиста! А в оправдание заверил, что мне бабушка еще напечет (откуда он знает? может, не напечет!), а толстенькой Люське пирожками злоупотреблять не следует. Вот нахал! 

А говорливый комсомольский пастырь Глеб успел съесть всего лишь один пирожок. Пастырь обиженно-возмущенно похлопал ресницами-опахалами, но промолчал. Смутившись под нашими с Люськой испепеляющими взглядами, Козлобородый, попытался загладить свою неделикатность рассказом о личных шахматных успехах.

***

Мой план знакомства Лины с Козлобородым был успешно осуществлен. Лина выглядела отменно. Козлобородый - значительно хуже. Тем не менее, он посмотрел на Лину, как сфинкс на бабочку (не мое выражение, а американского писателя О'Генри) - Козлобородый был слишком преисполнен достоинства по причине учености и наличия ученой степени. Но когда Лина достала из сумки благоухающую кулебяку, нежнейший хворост и воздушные безе, Козлобородый забыл и про достоинство и про ученость. Он даже не сумел ответить на Линин вопрос, над какой научной проблемой он трудится, ибо в данный момент трудился над кулебякой, вожделенно поглядывая на хворост и безе. 

Мы с Линой попробовали завести светско-интеллектуальный разговор с Козлобородым, а Люська попыталась оттащить его от вкусностей - все тщетно. Кое-какая слабенькая застольная беседа тлела - но не выходила за кулинарные рамки. Козлобородый не поддержал ни одной темы, кроме кушательной. Я завела речь о шахматах, но Козлобородый напрочь забыл о своих былых успехах. 

Тогда Лина удачно вставила, что она знает рецепт шахматного сливочно-шоколадного торта (квадратик белый, квадратик черный) - и засиявший Козлобородый деловито-непосредственно поинтересовался: когда милая Линочка принесет ему этот шахматный торт? Или ему самому за ним приехать? Куда? В какой день? В котором часу? На запачканном сахарной пудрой длинном лице Козлобородого светилось обожание и неподдельная страсть. Было видно, что он пойдет за Линой на край света и что ради нее не только сбреет свою куцую бороденку, но и сожжет правую руку - как Муций Сцевола. Ну-ну, посмотрим, во что перерастет это пылкое сдобное знакомство!

Вечером Лина, краснея, призналась мне, что расписанный мною до небес большой ученый Козлобородый не оправдал ее мечтаний - и внешне и внутренне. 

- Лина! Но это всего лишь первый вариант! У моей приемной дочери должен быть выбор! Сделаем другие варианты! 

Игра в дочки-матери продолжалась.

***

Второй вариант для Лины нашелся в бассейне. Очень неплохой вариант - Юрик, 33 года, инженер из конструкторского бюро большого завода, холост, живет с братом. Юрик симпатичный, скромный. Немного застенчивый: не сразу смог перейти со мной на "ты". Зато интеллектуальный, начитанный, знающий. Беседовать с ним одно удовольствие. Лине он, несомненно, понравится. Юрик даже внешне ей подходит: среднего роста, худенький. Однако складный и не хилый. Прекрасный пловец и ныряльшик. Я поинтересовалась братом Юрика (тоже возможный вариант): брату 30 лет, разведен, крайне неудачно был женат на нескладехе и истеричке, детей не имеет, потому что супруга категорически их не хотела. Я и братца взяла на заметку. Кто знает - может, сгодится. Уж этот-то страдалец точно оценит Линин спокойный характер, ее хозяйственные таланты и горячее желание иметь детей. 

Мы с Юриком обменялись телефонами. Запоминали наизусть, так как в бассейне нечем и не на чем записать. Юрик долго извинялся, что мне пришлось запоминать наизусть целых два его телефона - рабочий и домашний. Какой вежливый и обходительный! И вообще отличный парень. 

Я попыталась заманить Лину в бассейн, но та совершенно не умела плавать. Ну ничегошеньки моя приемная дочка не умеет из того, что умею я: плавать, ходить на лыжах, кататься на коньках, гонять на велосипеде! Зато в домоводстве и хозяйствовании - ас! Нас бы с Линой слить вместе и поделить пополам! Тогда бы получилось две гармонических женских личности! 

***

Свои походы в бассейн и общение с Юриком я продолжила. Но во время третьего сеанса у нас не получилось задушевной беседы, потому что прибыл комсомольский пастырь Глеб с девичьим эскортом и начал демонстрировать прыжки в воду с вышки, а заодно и себя самое. Бух, плюх, вода фонтаном, брызги веером, восторженные девичьи визги... Ничего у нас пастырь, на уровне: высоконький, ладненький, спортивненький, с развитой мускулатурой. Но сколько можно рисоваться перед публикой? По-моему, барышни уже рассмотрели его во всех подробностях! А одна энтузиастка не купалась - бегала вдоль бортика с фотоаппаратом и снимала прыжки комсомольского фюрера. Должно быть, для документирования истории комсомола 1960х годов. 

- Клара, что это за Аполлон Бельведерский? - поинтересовался Юрик, указывая глазами на прыгающего девичьего любимца. 

- Скорее даже Нарцисс! Это Глеб Лукьянов, большая комсомольская шишка в нашем институте. Из-за его брызг у меня вся коса вымокла под шапочкой, а мои волосы долго сохнут. Надо бы поделикатнее спросить, на каких сеансах его не будет. Буду ходить только в его отсутствие. Юр! Спроси ты его!

По окончании сеанса Юрик подошел к Глебу, а я вылила воду из купальной шапочки и стала выжимать намокшую косу. Но тут подскочила девица-фотограф и заявила, что делает снимок века - "Комсомольцы, выходящие из бассейна". Она подпихнула меня к Юрику и Глебу и, игнорируя Юриково рассеянное "Я же не комсомолец...", скомандовала:

- Улыбнитесь и замрите!

Через два дня фотошедевр "Комсомольцы, выходящие из бассейна" красовался на стенде культмассового сектора. Наша троица вышла великолепно, мне выдали личный экземпляр, и я решила показать фото Лине - до ее реального знакомства с Юриком, во избежание разочарований, как вышло с Козлобородым. 

***

Лине Юрик понравился - и по моим рассказам и на фото:

- Клара! Этот Юрик - как раз то, что надо... Ну, то, что мы с тобой ищем... В смысле, подбираем... Но ты не спеши меня с ним знакомить... Вдруг я ему не понравлюсь? 

- Понравишься! 

- Кларочка! А, может, он тобой увлекся, а на меня и смотреть не захочет? На фото вы почти в обнимку стоите, и он смотрит на тебя...

- Это фотограф нас так поставила. А меня Юрик воспринимает исключительно как товарища. 

- Кларочка! Можно, я это фото с Юриком возьму себе? 

К несчастью, мы рассматривали фото на кухне (Лина опять что-то пекла), и оно попалось на глаза Одуванчику. Та схватила фото, повертела и жеманно протянула:

- Ну просто греческий бооог! Милые девочки, подарите мне этот портрэээт! Ведь мы же с вами подруууги!

Мы с Линой недоуменно уставились на Одуванчика. Оказалось, что полоумная старушка имела в виду Глеба. Я ножницами отрезала Глеба и вручила Одуванчику - та схватила отрезанный кусок фото и восторженно прочирикала: 

- Я его вставлю в рамку и буду любоваться перед сном!

Неужели шаловливому Одуванчику все еще снятся эротические сны? 

***

Игра в дочки-матери росла и ширилась. Я нашла третий, четвертый и пятый варианты для Лины, но они были заметно хуже Юрика. Не мудрствуя лукаво, я знакомила Лину с ними просто: приглашала домой. 

Третий вариант был низкоросл и носил высокие каблуки. Против низкого роста мы с Линой не возражали, но высокие каблуки сочли пижонством. Низкорослый оказался не только пижоном, но еще и фанфароном. Мы его отставили и отправили подумать над своим поведением. 

Четвертый вариант не смог поддержать беседы на темы живописи и поэзии, бурмулил что-то маловразумительное, а Лина - девушка с интеллектуальными запросами. Этого мы отвергли без права восстановления.

Пятый вариант, гуманитарий, наоборот, затравил нас объяснением правил стихосложения, замутил мозги хореями, ямбами, амфибрахиями и схемами их построения. Однако стихов при этом не читал. Под литературно-теоретические выкладки гуманитарий умял домашние эклеры, да еще приел вчерашнее печенье с корицей, оставшееся от предыдущего посетителя. Лина поинтересовалась:

- Клара! Где ты нашла этого литературного теоретика с хорошим аппетитом?

- Все там же - в бассейне!

- Кларочка, нельзя же вылавливать все, что плавает в бассейне! 

- Не, Лин, ты не права: этот гуманитарий занятен! Просто на него бассейновая хлорка пагубно действует! Я, пожалуй, оставлю его про запас. Может, Люське пригодится. Она сказала, что выйдет замуж только за неординарного мужчину, причем не моложе тридцати пяти, юнцы ее не интересуют. 

- Чего-чего, а неординарности в этом гуманитарии выше крыши! Но мне больше по душе твой предыдущий улов, - вздохнула Лина. Явный намек на Юрика!

***

По пожеланию Лины мы все-таки решили остановиться на втором варианте - Юрике - и стали обмозговывать, как получше обставить первое знакомство. Решили сразу же выложить Линины козыри: хозяйственность и домовитость - то есть пригласить Юрика к нам домой и показать товар лицом. Сразить наповал стряпней и уютом!

Пригласить застенчивого Юрика домой было естественно и уместно: я с ним основательно подружилась во время сеансов в бассейне и проводов после бассейна. Тем более что он согласился продолжить знакомство дальше и даже предложил кое-какие стандартные варианты: театр, вернисаж и т. д. Но при этом страстных взоров на меня не бросал, да и вообще отношения складывались сугубо дружеские - так что Линины опасения напрасны. Однако Юрику про Лину я до поры до времени не говорила. 

Но пока мы с Линой дозревали до приглашения Юрика в гости, тот уехал в командировку на месяц - к величайшему Лининому сожалению.

***

Мы продолжили поиск вариантов: Лина побывала у нас на институтских вечеринках и других мероприятиях культмассового сектора. Но в наши расставленные сети ловилось типичное не то: то бывшие мужья, обремененные обязательствами от предыдущих браков, то юнцы, глубоко презираемые Люськой и не принимавшиеся в рассмотрение Линой, то великовозрастные дяди, но при этом недостаточно взрослые, а то и вовсе не заслуживающая внимания шелупонь. 

***

Как только Юрик вернулся из командировки, я тут же пригласила к нам в гости - на воскресенье. Воскресенье удобнее всего: конец апреля, все обитатели нашей коммуналки по воскресеньям за городом. 

Генеральный план покорения Юрика мы продумали и проработали до мелочей, а также решили разыграть Юрика - в продолжение нашей с Линой игры в дочки-матери. В субботу я позвонила ему и таинственно предупредила, что завтра познакомлю его со своей дочкой. Юрик несколько опешил, затем поинтересовался: большая ли дочка? Я сказала, что девочка уже большая, но ведет себя, как маленькая, и я сильно рассчитываю на его помощь в воспитании этого несносного ребенка. Юрик спросил, что купить малышке в подарок, и пообещал не опаздывать - чтобы у ребенка не нарушался режим дня. 

Я предвкушала спектакль: будет, как в театре! Тем более что вся сцена наша: кроме нас с Линой в квартире никого нет. Наш хитроумный план выглядел так: Юрик приходит, я торжественно объясняю, с кем именно хочу его познакомить, и что это за большая-маленькая дочка. Затем веду его к Лине - она встречает нас при полном параде и сражает наповал кулинарным искусством. Меню мы тщательно продумали: пирог-курник, торт-наполеон и чай с душистыми травами - Лина бесподобно составляет вкуснейшие чайные смеси. 

***

Юрик прибыл раньше назначенного времени, с цветами и розовым плюшевым зайкой в прозрачном пакете. Протянул мне цветы и - замер, как вкопанный. Стоял, зажав в вытянутой правой руке букет - как полковое знамя. А из левой руки выпал плюшевый зайка и приземлился на пол - прямо на свою заячью попу в целлофане. Юрик уперся глазами в глубь прихожей - будто привидение увидел. Я обернулась. Привидения нет - просто в луче света из кухни стояла Лина. Самая обыкновенная Лина: в фартучке (не успела снять) и с пачкой чая. Повседневная Лина, пока еще без полного парада. Стояла вся на виду, как прожектором освещенная - ярко-ярко. Стояла, зажав в руке пачку индийского чая со слоном, и обаятельно, лучезарно, широко (как я учила!) улыбалась. 

- Ты кто? - обратился Юрик к Лине, начисто забыв о моем существовании. 

- Лина. 

- Ли-и-ина... Какое чудесное имя! И как оно тебе подходит! А я Юра! Ты здесь живешь?

- Да, я соседка Клары. 

- Ах, да, Клара... Я, собственно, к Кларе пришел - знакомиться с ее дочкой. 

Юрик опомнился и, не отрывая глаз от Лины, впихнул мне букет. Я решительно не знала, как вести себя дальше, и выдавила:

- Лина! Это Юрий, инженер из КБ. Юрик, раздевайся, проходи! 

Юрик снял куртку, не глядя, положил ее мне на руки и прошел. Он не спросил, куда ему идти - он пошел за Линой на кухню. Если бы Лина пошла в комнату, он последовал бы за ней в комнату. Если бы Лина пошла в ванную, он последовал бы за ней в ванную. Он шел не куда, а за кем - за Линой! 

Розовый зайка остался сидеть на полу, удивленно созерцая происходящее круглыми пластмассовыми глазами. Я подняла зайку, поставила в вазу Юриковы цветы - причем воду налила в ванной, чтобы не заходить на кухню. Выждала еще полчасика, потом заглянула на кухню и сказала:

- Юра, я передала твоего зайку дочке, он ей очень понравился. Спасибо большое за игрушку и за цветы. Но сегодня я не буду знакомить тебя с дочкой: кажется, у нее температура поднимается, наверное, сквозняком продуло. 

- Да-да, Кларочка, сегодня не надо, я потом с твоей дочкой познакомлюсь...

И все это вежливый воспитанный Юрик произнес, стоя ко мне спиной и не оборачиваясь. А его руки держали руки Лины - крепко-крепко. Так крепко, что я почувствовала это на расстоянии пяти метров.

***

Не знаю, о чем Лина с Юриком говорили в то апрельское воскресенье и чем занимались, но пирог-курник и торт-наполеон остались нетронутыми. Я их скормила в понедельник Козлобородому и Люське. 

Весь последующий месяц Юрик появлялся у нас почти ежедневно. Но пироги к его приходу не пеклись, да и вообще Юриковы визиты носили суматошный характер: прибегал, убегал, забирал Лину, куда-то вдвоем исчезали, иногда возвращались обратно... 

Потом Лина оповестила о предстоящем родственном обмене: она перебирается к Юрику, а к нам переедет разведенный брат Юрика. Но формально все остаются прописанными, как были, потому что волшебная комната в силу своего метража (девять "квадратов") имеет еще одно магическое свойство: если в ней появляется ребенок, то обитателей комнаты №4 тут же вносят в районную очередь на получение квартиры. 

После исторического апрельского воскресенья мы с Линой общались мало. Какое там общение - столько дел нагрянуло! Мы - как и два года назад - только здоровались. Но, в отличие от приветствий двухгодичной давности, Лина каждое "здрасте" и "до свидания" сопровождала дежурной улыбкой. Разговаривать и секретничать было некогда: Лина готовилась к свадьбе, а мне завлаб предложил полученные научные результаты срочно облечь в статью. В квартире опять зазвучали дуэтом пишущая и швейная машинки: в решительном стуке пишущей слышалось "Гром победы, раздавайся!", а в нежном стрекотанье швейной - свадебный марш Мендельсона.

***

После регистрации брака (я была свидетельницей невесты) Юрик вдруг вспомнил про мою дочку:

- Кларочка! А как твоя дочка? Я ведь сколько раз у вас был, а твоей девочки не видел. 

- С дочкой все в порядке! Была хворенькая, слабенькая, но теперь окрепла...

- Желаю ей окрепнуть еще больше! Кстати, как зовут твою дочку?

- Ольга, - ответила я без запинки, потому что мы с подружкой Олей договорились еще в детстве, что назовем наших будущих дочек в честь друг дружки: я свою "Ольга", а Оля свою "Клара". 

- Хорошее имя! Но не такое красивое, как "Лина"! 

- Юрик! А ты знаешь, что твоя Лина не только самая прекрасная, самая чудесная и носит самое красивое имя, - все это я слышала от Юрика раз сто, если не двести, - но еще и самая высококлассная кулинарка!

- Да ну? - удивился Юрик и обратился к жене: - Это правда, Линочка? Так ты еще и готовишь вкусно? 

- Правда, Юрочка! И хочу доказать тебе это как можно быстрее! - засмеялась счастливая Лина.

***

Вот и вся история волшебной комнаты. На Лине волшебство закончилось, потому что нашу коммуналку постепенно расселили, а дом поставили на реконструкцию. 

У Лины с Юриком все сложилось, как я обещала - пришел принц, увел, поженились, родили детей, жили счастливо. 

Розовый зайка три года просидел у меня на шкафу, а потом достался той, кому предназначался - моей дочке Ольгуше - уже не вымышленной, а настоящей. Так что судьба розового зайки тоже сложилась счастливо. А разве бывают несчастливые розовые зайки? Розовые зайки бывают только счастливыми.

Клара Гельцер
глава из романа О. Зайкиной "Житейские кружева", приведена в сокращении

Вы можете приобрести 6-ти томный роман Ольги Зайкиной "Житейские кружева" по отдельным книгам здесь >>

Или полный комплект из 6 томов со скидкой и автографом автора здесь >>

Материалы по теме: Волшебная комната

Что вплетено в "житейские кружева"
Тайные признания Ольги Зайкиной

    Ваше мнение