Рождение легенды

РОЖДЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ
повествование Клары
лето 1979 года - и его последствия Эта летняя история со столь необычным отдаленным концом началась с большой неприятности - моя старшая дочка Ольгуша сломала на даче руку. Перелом простой, без смещения, сразу же наложили гипс, но что обидно - в самом начале лета. А мы-то собирались всем семейством поехать в Поволжье, к тете Матильде... В общем, как выразилась младшая дочка Татка, "накрылась Волга медным тазом". Терпеть не могу школьного жаргона, но в данном случае он оправдан и уместен. 

Сломанная косточка благополучно срослась, гипс сняли, но руку надо было разрабатывать, ходить на специальные процедуры - для этого Ольгушу на время перевезли с дачи в Москву, а за ней увязалась Татка. Так мои дщери и сидели в июле в Москве с бабушкой Эльфридой. А единственным летним увеселением стали наши прогулки в Измайловском парке. 

Там-то мы и познакомились с Художником. 

***

Художник делал карандашные зарисовки. Мои общительные дщери облепили его с двух сторон и затеяли длительную беседу, вылившуюся в нескромную просьбу: 

- Ну пожалуйста, нарисуйте нас тоже! И чтоб мы были, как живые и настоящие!

Напрасно я вовремя не вмешалась! Надо было сразу оттащить девчонок от Художника. Мне сделалось неудобно и неловко, но Художник воспринял девчачью просьбу нормально и даже с радостью:

- С удовольствием напишу портрет этих очаровательных стрекозок! Более того, не ограничусь карандашным рисунком - сделаю портрет маслом. Стрекозки так и просятся на полотно! 

- Да уж: особенно в прямом смысле этого слова! Напросились! - смущенно констатировала я.

- Девочки не сразу напросились позировать! - заступился за них Художник. - Сначала они представились: Ольгуша и Тата. Сообщили свои возраста: Ольгуше 10 с половиной лет, Тате 8 с половиной. Потом рассказали про сломанную руку, про снятый гипс, про то, что их поездка на Волгу "накрылась медным тазом" и они "сидят в Москве, как пришитые", пока не окрепнет "поломатая рученция". Они даже вас представили: Клара Арнольдовна, которая "занимается научной биологией и работает в институте, где опыты ставят". И разрешили мне называть вас просто Кларой, потому что я старенький. Стрекозки правы: мои 45 лет уже смело можно считать старостью.

- Ради Бога, извините моих бестактных болтушек! 

- Я заметил, что сестренки очень дружны. И так похожи друг на дружку! Я их принял за близняшек. Одинаковые голубые глазки (как неба кусочек!), на головках совершенно одинаковые шелковые завитки, да еще платьица одинаковые. Потом присмотрелся: они такие разные!

- Мои дочки дружны и жить друг без дружки не могут, но они очень-очень разные.

- Клара, хоть вы и мама стрекозок, но девочки совсем не похожи на вас! Вы темненькая, а девочки светленькие. 

- Девочки похожи на отца. Отец светловолосый, белокожий и голубоглазый.

- Так вот в кого стрекозки-голубоглазки! А в кого они такие непоседы? Вот-вот вспорхнут и улетят!

- В самих себя! 

- Тяжело деткам в Москве в такую жару! Даже в нашем зеленом Измайлово. Хорошо хоть парк рядом. У меня тут мастерская и я часто делаю зарисовки в парке.

- Из-за процедур с рукой мы вынуждены терять летние деньки. И что обидно: Татка ни в какую не хочет сидеть на даче без Ольгуши! И я так волнуюсь, что Ольгуша повредит свежесросшуюся руку! 

- Да, основания для волнения есть - вон как они носятся! Вот я и предлагаю им постоять спокойно и попозировать. Ольгушина ручонка уж точно будет в большей сохранности. Если, конечно, ваши стрекозки умеют стоять на одном месте. 

- Буду вам благодарна, если вы их притормозите. Кажется, они уже загорелись своим двойным портретом и выбирают фон.

- Это я им поручил. Но портрет мне хотелось бы написать не двойной, а тройной - с вами посередине. Мама с дочками на фоне лесной зелени. Надеюсь, погода не подведет. Давайте договоримся, когда и как вы будете позировать.

- Нам надо одеться как-то специально?

- Нет-нет, ваши наряды в самый раз. И вы сами, Клара, отлично смотритесь в голубом сарафане с толстой косой через плечо. Красавица из прошлых веков, коса до пояса, только кокошника не хватает! 

- В таких сарафанах в обтяг пол-Москвы ходит.

- Но на вас он сидит по-особому. И волосы вы носите необычно - в косе. 

- Это я дома так хожу. А на работу закалываю в пучок. 

- Прошу вас попозировать именно с косой и именно в этом узеньком сарафанчике. Хорошая гамма получается: на вас голубой однотонный сарафан, а на стрекозках розовые рябенькие платьица. 

Мы договорились о месте и времени позирования, обменялись телефонами, и я увела своих непосед домой обедать. Приятный дядечка - этот художник! И, наверное, у него сейчас розово-голубой период в творчестве.

***

Следующие три недели были всецело поглощены написанием тройного портрета: мама Клара с дочками. Позировали мы не так уж долго, зато сколько было разговоров!

Мои дщери рассказали всем - кому лично, кому по телефону - что самый что ни на есть настоящий художник пишет их портрет с мамой; что на портрете они стоят, но ноги не видны; что мама посередке, а дочки по бокам; что картина большая, как школьная доска (сильное преувеличение); что они теперь знают, как смешивать краски, а если что-то написано не так, то краску сдирают ножом; и многое другое из творческого процесса, который мои болтушки с интересом отслеживали, наперебой осыпая вопросами безотказного Художника. 

Мне и самой было любопытно: и позировать и следить за работой. Видя наш коллективный интерес к художественной кухне, Художник пригласил нас к себе в мастерскую - совсем недалеко от нашего дома - тем более что картина была уже закончена, и он хотел показать ее нам в завершенном виде. 

***

Мы отправились к Художнику в гости, прихватив с собой бабушку Эльфриду, уже собравшую вещи на дачу: Ольгушины медицинские процедуры закончились и девочек можно отправлять за город. Художник не удивился, завидев в своей мастерской нас вчетвером - мои говорливые дщери уже поведали ему, что у них есть "бабушка Эльфрида, бабушка Ирма и еще папка Глеб, который все время на работе". Знать бы заранее последствия этого коллективного визита! 

Представьте себе: на следующий день картина переехала к нам домой и была повешена в бабушкиной комнате!!! Все это произошло, пока я ездила в институт. В ответ на мои расспросы бабушка Эльфрида гордо сообщила, что картину Художник любезно ей подарил. Дщери подтвердили: да, дяденька-художник подарил и сам притащил, и все вместе вешали, чтобы угол повески был какой надо и чтобы свет падал куда надо... 

Допрос с пристрастием выявил, что бабуля, ничтоже сумняшеся, отправилась к Художнику и заявила, что покупает картину, чего бы та ни стоила, причем прямо сейчас, потому как завтра уезжает на дачу. Она приникла к картине и не желала уходить без нее - и Художник широким жестом подарил ей "Тройной портрет", даже сам доставил и помог повесить. Короче говоря, милейшая Эльфрида Карловна фактически выклянчила картину в личное владение!

Я не знала, как отреагировать на безобразную выходку гроссмуттер. Вот к чему приводит сочетание преклонного возраста и неуемной энергии! Вернувшийся с работы Глеб пожурил бабушку Эльфриду и попросил меня расплатиться за картину. 

***

На следующий день я пошла объясняться с Художником:

- Извините, пожалуйста, мою бабушку! 

- Я не мог отказать Эльфриде Карловне. Она схватилась за раму и, как я понял, не собиралась уходить без картины. Но ее непосредственная реакция - это высокая оценка моего мастерства!

- Позвольте мне заплатить за картину!

- Не могу позволить, потому что я писал это не на продажу, а для участия в выставке и конкурсе.

- Тем более я должна расплатиться! 

- Нет! Картина уже подарена - и на обороте стоит дарственная надпись и моя подпись.

- Ну пожалуйста, возьмите у меня деньги, дорогой Художник!

- Оригинальное обращение - по профессии! Но мне нравится - величаво, звучно и гораздо показательнее, чем по имени. Так и называйте меня впредь. 

- Итак, Художник, я вполне в состоянии заплатить!

- Да, понимаю, вы живете зажиточно - я видел ваше жилище, когда относил картину. И, тем не менее, бедный Художник не примет денег от богатой Клары.

- Художник! Возьмите деньги хотя бы за холст, краски и раму!

- Знаете, Клара, я, пожалуй, приму от вас плату: но не деньгами, а натурой. 

- ЧТООО? Да как вы смеете?

- Спокойно, Клара! Я имел в виду "натурщицей"! Вы мне попозируете несколько сеансов - вот здесь, в мастерской. А как женщина, вы мне совершенно неинтересны, несмотря на вашу классическую красоту.

- Позировать обнаженной? НИ ЗА ЧТО!

- Да нет же - одетой! А во что одетой - мы выберем вместе. Ваш портрет я и напишу в качестве конкурсно-выставочной работы. Только заранее предупреждаю, что если заявятся покупатели на него - ваша матушка или муж - я ваш портрет не продам и не подарю. С Эльфридой Карловной дал слабину, но теперь уже - НИ ЗА ЧТО! 

- Моя мама человек серьезный, вузовский преподаватель и такой легкомысленной выходки, как бабушка Эльфрида, себе не позволит. Муж тоже не посягнет на картину. 

- А кто ваш супруг и чем он занимается?

- Супруг мой Глеб Викторович Лукьянов, занимается охраной окружающей среды, руководит большим отделом.

- Тогда понятно, почему стрекозки назвали его "папка Глеб, который все время на работе". 

- Да, он много работает и постоянно пребывает либо в своем служебном кабинете, либо на объектах. Домой только спать приходит. 

- Глебу Викторовичу понравился "Тройной портрет"?

- Девчонки ему все уши прожужжали, что с них пишут картину, а вчера, когда наша непосредственная бабушка Эльфрида экспроприировала у вас картину и водрузила над своей кроватью, то Ольгуша и Татка еле дождались папиного возвращения с работы. Прыгали на бабушкиной кровати, заставляли папу отходить дальше-ближе, трещали, как сороки... В общем, вынудили папу Глеба расхвалить до небес и "Тройной портрет" и их самих. А вообще-то Глеб равнодушен к живописи... Но в денежных вопросах он щепетилен и убедительно просил меня расплатиться за картину. К бабушке Эльфриде он хорошо относится, но ее поступка не одобрил. 

- Клара, у вас будет возможность попозировать в ближайшие дни, причем в дневное солнечное время? 

- Будет. У меня сейчас свободный график и нет затяжных экспериментов.

- А ваш научный начальник вас не хватится?

- С заведующим лабораторией Леонидом Алексеевичем я в прекрасных отношениях. 

- А ваш муж Глеб Викторович не ревнив?

- Да нет, не ревнив... И мало интересуется моим времяпрепровождением... 

- Ну, так начнем, Клара, прямо сегодня! Я сделаю набросок в карандаше, и мы с вами подумаем вместе, как вас задрапировать и написать. А пока вы позируете, я отвечу на все ваши вопросы. 

- Тут у вас только портреты...

- Так я и есть портретист. А на жизнь зарабатываю тем, что пишу портреты на заказ: передовиков производства, знатных колхозников, именитых людей и частных лиц. 

- Тут у вас так необычно... И такой сильный запах краски...

- Не нравится?

- Наоборот - нравится! Вкусный запах! А он не мешает вам спать? Как я поняла, вы тут и живете?

- Временно. В настоящий момент пребываю в ссоре с женой, но надеюсь на примирение. 

- От души желаю вам помириться с женой!

- Сам того желаю! Надеюсь, она простит меня и на этот раз.

- А сильно согрешили?

- Не столько согрешил, сколько попался. Можно сказать, застукали на месте преступления. Мелкого сексуального преступления. А жену я люблю. 

- Однако вы не очень-то чувствуете себя виновным! Наверное, придерживаетесь тезы: "Блуд одно, любовь другое, разделяет их стена, человеку не пристало путать эти имена!" 

- Откуда это?

- Шота Руставели, "Витязь в тигровой шкуре".

- Верно сказал великий грузин!

- Да уж: полное оправдание мужской полигамии! 

- Всецело признаю человеческое право на полигамность! 

- Ну, женщинам-то это право ни к чему. Женщины моногамны по природе. Если при женщине имеется любимый и любящий, то ей никто больше и не нужен. 

- Ой ли? Далеко не все женщины блюдут верность - даже горячо любимому и крепко любящему!

- Желание изменять просто так, беспричинно - это не норма, а патология. Нимфомания!

- Вы, Клара, осуждаете всех неверных жен? 

- Это не осуждение, а рассуждение. Даже оправдание: ведь не всегда же случается любимый и любящий в одном лице. 

- Вы произнесли слово "оправдание" как "самооправдание", а последующим вздохом и взглядом признались в наличии у вас двух лиц вместо одного. И я уже вычислил любимого: это ваш муж Глеб Викторович. Любимый и, по вашему мнению, нелюбящий или недостаточно любящий. Вы так произнесли "Глеб равнодушен к живописи", что слышалось продолжение "и ко мне тоже". А когда вы сказали про него "мало интересуется моим времяпрепровождением", то слышалось продолжение "и мною тоже". Кстати, если есть желание, призываю выплакаться мне в жилетку - художникам можно и полезно выплакиваться.

- Нет необходимости! Я даже близкой подружке Оле Беловой мало что рассказываю.

- Может, она недостаточно близкая, эта Оля?

- Ближе некуда! С первого класса! Я старшую дочку назвала в ее честь! 

- А кому вы поверяете душевные тайны и горести? Неужели маме? Что вы вдруг засмеялись?

- Я просто представила мою суровую маму Ирму Генриховну, преподавателя истории КПСС, в качестве исповедника!

- Но кому-то вы все рассказываете? В себе держать вредно!

- В себе копить нельзя - ни в коем случае! Поэтому я все выплескиваю на бумагу: просто записываю горести, страдания, неудачи - чтобы не было желания выплакиваться физическим лицам. Я даже успехи и комплименты записываю - чтобы не было желания лишний раз похвастаться. 

- Похвально! Так необычно и несовременно - все поверять бумаге... И, наверное, эти ваши бумаги интересны и содержательны... А теперь гляньте на мою бумагу - набросок вашего прекрасного лика!

- Красиво! Но здесь я не похожа на себя на тройном портрете!

- Так и не должна быть похожа! Там я писал маму Клару, а здесь необычную женщину Клару. Совершенно особенное создание!

- Ого! Вы произнесли те же слова, что и Брюхоногий, и с той же интонацией! 

- Кто такой Брюхоногий?

- Начальник моего мужа. Весьма неплохой дядечка. Покровительствует моему супругу и благодетельствует всему нашему семейству. 

- Зачем же вы называете его таким земноводным именем - Брюхоногий?

- Брюхоногие это не земноводные, а моллюски. А кличку "Брюхоногий" я дала благодетелю в отместку за "жемчужную девочку". Он обозвал меня "жемчужной девочкой", а я его "Брюхоногим", потому что он низенький и пузатенький.

- Так что же вы молчали, жемчужная девочка?! Что же вы мне сразу-то не сказали, что вы жемчужная девочка?! А я ломаю голову, как и в чем вас писать! Я же еще, когда вы с дочками позировали, отметил, что у вас зубы жемчуг, смех жемчужный и даже что-то жемчужное во взгляде и жестах... Ваш благодетель Брюхоногий наблюдателен! Только не жемчужная девочка, а жемчужная девушка! Почему девочка-то?

- Потому что Брюхоногому шестьдесят лет! Для него все девочки, кто моложе сорока! Кстати, он так окрестил меня за жемчужный гарнитур, что был на мне надет. Хотя насчет жемчужных зубов тоже прошелся. 

- Тащите жемчужный гарнитур! И подберите что-нибудь из своей одежды в жемчужных тонах, что-нибудь светлое, короткое, типа туники! Или просто кусок материи - я вас задрапирую. Еще принесите из дома какое-нибудь покрывало, чтобы положить на диван - я уже решил написать вас непринужденно-сидящей и мерцающе-жемчужной. Покрывало должно быть не очень светлым, не слишком темным и не броско ярким. В общем, цветовую гамму продумайте сами. Наверняка в вашем богатом хозяйстве все найдется. Это вам домашнее задание! И еще одна просьба: пока позируете мне, не загорайте. Это мое требование - вы ведь долг отрабатываете! 

***

- Принесла вам реквизит, дорогой Художник! Не знаю, справилась ли с домашним заданием, но я старалась. А то вы отберете картину у моей бабушки, если я не отработаю! Разберите мое домашнее задание, найдите ошибки, а мне позвольте, пожалуйста, позвонить от вас моему начальнику! 

- Заведующему лабораторией Леониду Алексеевичу, с которым вы в прекрасных отношениях? 

- Ну и память у вас!

- Художникам положено иметь хорошую память. Звоните, Клара, телефон в коридоре.

***

- Клара! Ставлю вам "пять с плюсом" за домашнее задание! Вы отлично меня поняли! Этот безрукавный балахончик - то, что надо!

- Это еще не вся идея: сейчас мы у этого шелкового блузона распорем плечо, и сделаем классическую тунику. 

- Гениально! 

- А это будет пояс!

- Талию и грудь подчеркнем обязательно!

- Покрывало для дивана я правильно выбрала?

- Вы меня понимаете с полуслова!

- Жемчуга притащила все, что есть в доме. С подачи Брюхоногого мне много надарили. 

- Из жемчугов возьмем только бусы - никаких колец и сережек. 

- Волосы как уберем? Греческий узел?

- Нет, волосы распустим, наверху прихватим и пустим по волосам жемчужную нить. Другую нить на шею, а браслет, как и полагается, на руку! Клара, дайте-ка, я расчешу и разложу ваши богатейшие власа! 

- Я сама!

- Да не шарахайтесь вы от меня!

- Я машинально! 

- Да не съеживайтесь вы так!

- Я инстинктивно!

- Клара, еще раз повторяю: вы меня совершенно не интересуете, как женщина! 

- Да-да, вы мне говорили... 

- Вот и не бойтесь меня! Со мной вы не нарушите верность своим дорогим двум лицам - любимому и любящему! Кстати, я уже и любящего вычислил - Леонид Алексеевич. Я исподтишка понаблюдал за вами, когда вы разговаривали со своим начальником по телефону. К начальнику не обращаются "Лёнька, привет!" и не ставят перед фактом "Сегодня меня не жди!". И так капризничают - "Ну-у-у, чем ты меня побалуешь на сей раз?" - только с любящим. И, судя по вашей требовательной тягуче-ленивой интонации, этот Леонид не просто любящий, а очень любящий.

- Вы подслушивали?! Я же тихо говорила!

- И подслушивал и подсматривал - художникам можно. 

***

- Ну вот, нарядили и убрали жемчужную девушку! Какие же у вас волосы тяжелые! Голову не оттягивают?

- Я привыкла. Один раз постриглась - на заре своей семейной жизни. Хотела мужа поразить и очаровать. Но стрижка ему не понравилась, он весь изругался и потребовал, чтобы я опять отрастила волосы.

- Ваш муж прав. Мне легко представить вас с короткой стрижкой. Без длинных волос вы теряете свою индивидуальность и необычность, а это ваш главный внешний капитал. 

- Получается, что у меня вся сила в волосах, как у библейского Самсона. Самое смешное, что без длинных волос мне было очень некомфортно - все время чего-то не хватало. Так что я с нетерпением ждала, когда волосы отрастут.

- Так, Клара, диван я задрапировал. Садитесь. Нееет, не так... Вот так!

- Поза - это, наверное, один из самых ответственных параметров?

- Ну и язык у вас! Сразу становится ясно, что "Клара Арнольдовна занимается научной биологией и работает в институте, где опыты ставят". Но вы правы: поза пусть не самое главное, но одно из самых существенных. Сядьте свободно, расслабьтесь, облокотитесь, левую ногу согните в колене, правую спустите вниз. Вот теперь я знаю, куда нам пристроить третью нитку жемчуга - возьмите ее в руку.

- Не многовато ли жемчуга? Похоже на восточных героев в исполнении Рудольфо Валентино.

- Видел я кадры из этих жалких фильмушек! Там Восток не Восток, а Валентино не актер! Но на Валентино было что-то вроде шаровар из жемчуга... А это идея! Пусть эта жемчужная нить спускается из руки на ногу. 

- Так?

- Именно! Да еще занавески отдернем и свету прибавим! Вы настолько совершенны, жемчужная девушка из научного мира, что вам можно не бояться яркого света! Да здравствует летнее солнце!

- Как ярко! Как на телевидении!

- Вас снимали на телевидении?

- Да, кадры про жизнь в научном мире. По аналогии с миром животных. Но на телевидении осветители, они дают равномерный свет, а здесь солнце из окна!

- Зато какая игра красок и светотеней! Клара, не бойтесь солнечного света! Хотя вам уже лет тридцать, судя по дочкам, вы смотритесь богиней-девственницей!

- Как мне на этот раз позировать? Как с дочками в лесу? Или сидеть смирно, не двигаясь? Я ведь до встречи с вами никогда не позировала художникам. 

- Можете шевелиться, не меняя позы. Можете перебирать жемчуг, что у вас в руке. Устанете - сделаем перерыв. А, главное, разговаривайте со мной!

- До знакомства с вами я думала, что для позирования художникам надо замереть, как при фотосъемке. Хотя я читала, что Огюст Роден заставлял своих моделей прогуливаться по комнате. Но то скульптора, а не живопись. Там, наверное, по-другому...

- Все художники разные, и у каждого свои приемы, хитрости, манеры письма и лепки.

- У нас бы сказали: подходы и методы...

***

- Готовы, Клара? Сегодня начнем с того, что вы скажете мне что-нибудь приятное. 

- Мне нравятся ваши работы. Но, как я поняла, здесь нет заказных портретов.

- Заказные отданы заказчикам. Хотя нет! Вон стоит портрет полковника милиции. Любуйтесь, а то его завтра заберут. Нравится?

- Нравится! Вы своей кистью сказали про него, что он хороший, честный, на работе жесткий, но справедливый, а дома - совсем домашний. 

- Я таким его увидел, но потом мне подтвердили, что он такой и есть. Слуга царю, отец солдатам. И отличный семьянин! А что вам понравилось из того, что выставлено у стенки?

- Вон та старушка. Вы ее любите.

- Это моя мама.

- И вон та молоденькая девушка кавказского типа вам явно дорога. Худенькая, глазастенькая... Даже худоба нарисована с нежностью. А короткая стрижка получилась такая трогательная: так и хочется погладить девушку по голове. 

- Угадали - эта девушка мне дорога. Очень дорога... А как вам вон тот усач в пестрой рубахе?

- Необычное лицо! Что-то у этого человека в жизни не так. Что-то плохое-преплохое, но он к этому плохому уже привык.

- Это горбун.

- А вон та рыженькая девушка - поясной портрет - как вам удалось добиться такого испуганного выражения лица? И этот испуг ей удивительно идет! Прелестное личико! 

- С рыженькой было непросто. Сначала она сидела как неживая и совершенно безо всякого выражения. Попробовал ее разговорить, но она отвечала на мои вопросы и опять замирала. Тогда я зачесал ей волосы и стянул резинкой на затылке. А у нее оттопыренные уши и она их стесняется. Рыженькая заволновалась, занервничала. Я ей пообещал, что уши мы потом закроем. Но она продолжала волноваться. Так я ее и написал. А потом прикрыл уши волосами и дописал волосы. 

- Здесь есть портреты вашей жены? Вы ее рисовали?

- Мою жену я писал неоднократно... Но все свои портреты она отсюда вывезла - после нашей ссоры. Дело в том, что именно на этом диванчике она меня и застукала - с натурщицей. Клара! Да что вы дернулись? Вам-то ничего не грозит! Вы совершенно не в моем вкусе! Сидите спокойно и продолжайте обсуждать мои работы!

- Вон тот весело скалящийся дядечка - с хитрецой и себе на уме. Импозантный дядечка! Наверное, ласков с дамами, причем с несколькими одновременно. И с каждой так ласков, что дама стопроцентно убеждена: она у него единственная.

- Это мой друг, тоже художник.

- И вон тот мужчина любопытен: седой, пожилой, а выражение лица как у ребенка.

- Мужчины частенько ведут себя как большие дети. В каждом мужчине прячется ребенок. 

- Я с этим сталкивалась. Брат-близнец моего мужа - Левушка - талантливый физик-теоретик, доктор наук. А по жизни - детский сад, да еще любит торты и конфеты. Он муж и отец, его сыну Славику шесть лет, а взрослеть Левушка не собирается. Славик скорее повзрослеет, чем папа Лева.

- Славик - это который "вредный, противный и пищащую куклу сломал"? Ваши дочки мне на него нажаловались.

- Он самый. Но Ольгуша с Таткой тоже ему вредят. А главное, все время подчеркивают, что он мелюзга и даже в школу не ходит. Однако сами же зазывают его в гости. Когда Славика привозят, они сначала его опекают, а через час все уже в ссоре и жалуются бабушкам. 

- Ну, Славик-то вряд ли жалуется.

- Жалуются только девчонки. А Славик, чтобы показать себя, научился писать свое полное имя "Вячеслав Львович", правда, печатными буквами, и "я" не в ту сторону. Плохо только то, что он тренировался дома на обоях, а когда мама Марина призвала его к ответу, то все свалил на папу Леву. А папа Лева по рассеянности подтвердил. 

- Представляю праведный гнев мамы Марины!

- Маме Марине нелегко с такими двумя малышами! Она у них вождь в семье и всех выстраивает по струнке. 

- Это Марина зря делает. "Поструночные" семьи рано или поздно разваливаются. Мужчин нельзя выстраивать по струнке, даже таких "мужчин-малышей", как ваш деверь Левушка.

- Не соглашусь с вами, Художник! Одного великовозрастного малыша не выстроили по струнке, так он мне десять лет вредил! Пока его не услали работать в Египет! 

- Как это? Расскажите-ка мне про него!

- Я не ябеда. Но пожаловаться хочется. А заодно вы, как хороший психолог, объясните мне: какие я допустила ошибки и как можно было приструнить этого инфантильного большого дядю.

- Ну что ж, разберем ваш запущенный случай с инфантильным вредителем! Тем более что он далеко - в Африке! Сейчас мы сделаем перерыв, выпьем кофе, а потом я попытаюсь отработать звание хорошего психолога, которое вы мне присудили. 

***

- Ну-с, Клара - работаем! Правую ногу опустите ниже, руки держите не так напряженно. Руки у вас не менее красивы, чем ноги, и надобно изобразить их не хуже ног. Рассказывайте про инфантильного вредителя! Как его зовут?

- Кирилл.

- Кем он вам доводится?

- Бывший жених.

- Отвергнутый?

- Нет, скорее не состоявшийся. Не сделавший вовремя официального предложения руки и сердца.

- Что значит: вовремя?

- Мы с ним прожили полгода... Не совсем вместе: я жила то дома, то у него. Мои мама и бабушка не возражали.

- Понятно. Прожив полгода замужем наполовину, вы решили, что пора расписаться с Кириллом и стать замужем полностью. 

- Именно так. А что - неправильно?

- По-женски правильно. Вы хотели вступить в законный брак, а Кирилл не спешил делать вам предложение. Так?

- Так!

- Сколько лет было Кириллу в тот момент?

- 28.

- Он жил один?

- Да, незадолго до знакомства со мной его мать отделила посредством квартирного размена. 

- Кирилл был когда-нибудь женат? 

- Я задала ему этот вопрос в самом начале нашего знакомства. В ответ он молча предъявил свой паспорт: на страничке о семейном положении штампов не стояло. 

- Кирилл медлил с вступлением в законный брак, потому что еще не был готов к семье и детям. Если бы Кириллу было не 28, а 38 лет, то, возможно, он захотел бы добровольно расстаться со свободой. Да и то не факт.

- Выходит, я в тот год напрасно ждала от него предложения руки и сердца?

- Думаю, что напрасно. Кирилл еще не был готов к семье. А с вами ему было и так хорошо, без штампа в паспорте. Клара, а как вы с Кириллом расстались? Поссорились?

- Нет. Просто я в очередной раз намекнула о необходимости пожениться, Кирилл намека не понял, я собрала свои вещи, отдала ему ключи и распрощалась со словом "навсегда". 

- Вы любили Кирилла?

- Тогда казалось, что да. Во всяком случае, он мне подходил по всем статьям. 

- Ну, про его чувства не спрашиваю - и так ясно. Нелюбимой женщине он бы не дал ключей от квартиры. Представляю Кирилла внешне - что-нибудь высокое и мужественно красивое. Иное вам бы не подошло. И с допустимой профессией. На слесаря или плотника вас бы не потянуло. 

- Угадали. Кирилл инженер. Высокий, темный, смуглый, спортивный. 

- А как вы расстались? Опишите ваш последний день вместе. 

- Мы отмечали мой День рождения у него дома. Это было в субботу. С утра я отпраздновала у себя с мамой и бабушкой, а потом поехала к Кириллу - на все выходные. День рождения отгуляли славно. Воскресенье провели и того лучше. А утром в понедельник я сказала Кириллу, что очень жду от него еще одного подарка, причем жду уже полгода. Он сделал вид, что не понял. Тогда я сказала, что больше нас ничто не связывает, и отдала ему ключи. Он невинно спросил: "Что случилось, Кларочка?" Тогда я собрала все свои вещи, что были у него дома - все-все, включая зубную щетку и шлепанцы - и с вещами отправилась на работу. Кирилл не остановил. Потом он звонил и на работу и домой, но я не подходила к телефону. А через день мне сделал предложение Глеб - и я согласилась. Через две недели наш брак зарегистрировали. Кирилл узнал только после свадьбы.

- У вас с Глебом был роман - до или одновременно с Кириллом?

- Ничего не было. Просто мы с Глебом работали в одном НИИ. 

- И между вами совсем ничего не было?

- Совсем ничего. Ни ухаживаний, ни объяснений, ни поцелуев. Вот так сразу - бац! - "Выходи за меня замуж!" Я подумала: вариант подходящий. Отчего ж не выйти? Я теперь девушка свободная. 

- Почему он так сразу - бац! - "Выходи за меня замуж"? Не знаете? 

- К сожалению, уже знаю...

- Глеб тоже с кем-то поссорился? 

- Нет. Как мне потом объяснили в нашем НИИ, Глеб готовился к большой карьере и подыскивал себе такую жену, чтоб не стыдно показать. Для карьеры нужна престижная жена. Вот он меня и выбрал. Присмотрелся, навел справки - и взял в жены. Глеб возглавлял комитет ВЛКСМ в нашем НИИ. 

- С Глебом все ясно. И надо отдать должное его вкусу. Вы, Клара, выигрышная жена! Вас на любом приеме незазорно предъявить. Такая жена, как вы - дополнительный козырь в карьерной игре. 

- Вот Глеб и козыряет... А я исправно играю отведенную мне скромную роль. 

- Неплохая роль и идеально вам подходит. Это ваша роль. 

- Так я и исполняю ее с удовольствием. Но было бы куда приятнее, если бы Глеб взял меня замуж по любви...

- Однако Глеб не ошибся в своем выборе! Да еще в прикупе оказались две дочки-стрекозки, похожие на папочку. Думаю, что Ольгуша и Тата - особый предмет гордости вашего мужа.

- О да! Дочек папа обожает! Две своих миниатюры! 

- А чем же вам вредил Кирилл?

- В течение десяти лет моего брака Кирилл периодически возникал и предлагал забрать меня от мужа. Наличие двух дочек его не останавливало. Он приглашал замуж нас втроем. 

- Как часто он возникал с подобными предложениями? 

- Всякий раз, как у меня завязывались семейные проблемы. Доброхоты ему сообщали. 

- Семейные проблемы? Какие же?

- Не спрашивайте меня про семейные проблемы - все равно ничего не скажу. Выдам только резюме: мой брак получился не очень удачным, но я люблю своего мужа и не хочу с ним расставаться.

- Глеба вы полюбили в браке? 

- Да.

- Это у женщин частенько бывает. Замуж выходят неуверенно, потом привязываются так, что не отвяжешь. А дети привязывают еще сильнее. Вы бы и к Кириллу накрепко привязались в браке и жили бы счастливо. Если бы у вас хватило терпения его дождаться. 

- Может быть. Но его запоздалые по-детски идиотические предложения на фоне моего брака с Глебом меня лишь раздражали и бесили, а сам Кирилл сделался мне противен и омерзителен. Мечтала, чтобы он на ком-нибудь женился и отстал от меня. Но он так и не женился. 

- Предложения Кирилла детские и идиотические, но делал он их искренне. Правда, не задумываясь о будущем. 

- Если бы он делал их мне наедине - куда бы ни шло. Но ведь прилюдно! В присутствии других лиц! Давая пищу для сплетен и пересудов! И вдобавок Кирилл несколько раз пытался объясниться с моим мужем. Можете представить, каково было моему супругу это выслушивать!

- Да, такие вещи расшатывают браки! Но ваш муж вряд ли рассказывал вам про свои разговоры с Кириллом.

- Глеб и не рассказывал. Он вообще про Кирилла не упоминал. Но у Кирилла была кретинская манера объясняться при свидетелях, а "доброжелателей" полно - и у меня и у моего мужа! Вот они-то и уведомляли - и меня и Глеба. Сплетники молчать не умеют!

- Кирилл вам вредил, потому что был смертельно обижен. Тем более что внешне Глеб не менее пригож, чем он, и при этом - прямая цветовая противоположность. Контраст! Еще обиднее! 

- Да, я тоже это отметила: черноглазый смуглый брюнет и голубоглазый белокожий блондин. 

- Еще один факт: ваше поспешное замужество было слишком большой неожиданностью для Кирилла. 

- Мое скоропалительное замужество и для меня было неожиданностью. Мне потом вспомнилась новелла Стефана Цвейга "Двадцать четыре часа из жизни женщины".

- А ваших тонких намеков на то, чтобы узаконить отношения, Кирилл просто-напросто не понимал. 

- Он мне потом говорил, что если бы я сказала напрямую, то он бы не отказался от похода в загс.

- Не отказался бы! Не исключено, что постарался бы оттянуть это событие - ему потребовалось бы время, чтобы свыкнуться с потерей свободы. Но если бы Кирилл узнал о вашей предстоящей свадьбе с Глебом, то непременно бы ее расстроил и уже не медлил бы с женитьбой - уговорил бы загсовских тетушек расписать вас в тот же день. 

- Это он мне тоже говорил: "Из-под венца бы уволок!" 

- А сейчас я вам объясню, почему из нормального мужчины Кирилл вдруг превратился в глупого сумасбродного ребенка. Ребенка в нем разбудили обиды. Первое: вы внезапно его бросили, ничего не объяснив. Второе: ваше скоропалительное замужество для него - как сквозное ранение! Третье: вы предпочли его полную внешнюю противоположность, его антипода. Все это в совокупности - оскорбление, требующее мести! И все последующие детские глупости Кирилла подспудно шли от обиды. В каждом мужчине дремлет ребенок, а вы этого ребенка разбудили - нанеся оскорбление. И этому проснувшемуся ребенку захотелось не только отомстить, но и публично похныкать - чтобы его пожалели, утешили. Случись вам развестись, Кирилл женился бы на вас, как честный человек. Но сделал бы это без радости.

- Да я бы все равно не пошла за него! Он стал мне отвратителен! 

- А если бы пошли, то вскоре вы бы стали ему отвратительны!

- Это еще почему?

- Потому что большой ребенок Кирилл, заполучив в руки долгожданную игрушку, тут же охладел бы к ней. Да еще и игрушка сложная: с детьми, с семейными обязанностями. Вряд ли он много о них думал, когда пытался отбить вас у мужа.

- Похоже на истину! Кирилл ведь никогда не был женат и о семейной жизни имел смутное представление. И до меня и после - у него были только такие вот "браки наполовину". Это не семья. Это даже не сожительство. Назовем это так: дружба с сексуальным уклоном. 

- Скорее, с сексуальным оттенком.

- Тогда уж с сексуальным компонентом.

- Красочное определение! Кстати, Кирилл ни на ком не женился вовсе не из-за вас - просто не хотел. 

- Это я и сама сообразила - что вовсе не во мне причина Кириллова затянувшегося холостячества!

- Я хорошо разложил ваш случай по полочкам?

- Отлично! Теперь скажите: что можно было предпринять, чтобы прекратить дурацкие сватовские предложения Кирилла? Я же ему сто раз объясняла, что все бесполезно, что он мне не нужен...

- А эти речи еще больше обижали большого ребенка и подогревали в его сватовских безумствах.

- А как можно было пресечь Кирилловы безумства? 

- Очень просто. Надо было сказать ему, что вы согласны покинуть мужа и перебраться к нему с детьми. Следующего сватовства уже не было бы. 

***

- Сегодня, Клара, мы будем писать ваш жемчужный смех. 

- Как интересно - смех можно рисовать! 

- Расскажите мне что-нибудь смешное. 

- Как раз такое имеется! В воскресенье на даче Ольгуша с Таткой демонстрировали папе свое кулинарное умение. Всю летнюю кухню загваздали: на полу очистки, на клеенке лужи, ошметки овощей аж по стенам разлетелись... А на столе ряд тарелок с горками полусырого риса. Девчонки варили рисово-овощной супчик и переборщили с рисом - пришлось выкладывать рис из кастрюли по мере разбухания - горку за горкой. 

- Папа учил стрекозок готовить?

- Нет. Папа и сам не умеет. Максимум, что может, это разогреть еду, приготовленную бабушкой Эльфридой. Это идея бабушки Эльфриды - приобщать девочек к кулинарии. А папа выступал в роли зрителя и не давал бабуле вмешиваться. Настаивал на предоставлении дочурам самостоятельности!

- Супчик получился съедобным? 

- Абсолютно несъедобным. Рис так и не доварился, а овощи разварились. Девочки закладывали ингредиенты не в той последовательности и не в том соотношении. А уж соли и перцу юные поварихи добавили от души! Но голодными мы не остались - бабушка Эльфрида приготовила на скорую руку молочный суп и омлет с грибами. 

- Ни минуты не сомневаюсь, что пухленькая уютненькая Эльфрида Карловна отличная кулинарка.

- Еще какая! Когда мое семейство вернется с дачи в Москву, я приглашу вас на ее пироги. 

- Я удовольствием приду. Но если она потчует вас пирогами, то почему стрекозки такие худенькие? 

- Едят мало, бегают-прыгают много. Особенно плохой аппетит у Ольгуши. Заставить ее покушать может только строгая бабушка Ирма. А Татка ест только сладкое. 

- А как вам, Клара, удается сохранять такую тонкую талию - при бабушкиных пирогах-то?

- Ограничиваю себя в еде и много двигаюсь. Иначе буду такой же пухленькой, как бабушка Эльфрида. И моя мама Ирма "в теле".

- А мне нравятся женщины "в теле". Их писать интереснее. То есть не могу сказать, что мне нравятся именно полные и только полные. Мне нравятся и худенькие, и средние, и полные, и даже толстые. Я увлекался женщинами разных комплекций. Моя жена, кстати, полненькая. И я очень по ней скучаю. 

- Художник, а что вас привлекает в женщинах?

- Индивидуальность и интересность. 

- Индивидуальность и интересность можно найти в каждом человеке. "Людей неинтересных в мире нет, их судьбы как истории планет". Это из стиха Евгения Евтушенко. 

- А вот мне не всегда удается раскопать интересность. Одна матушка заказала мне портрет дочки. Дочка симпатичная: круглолицая, глазастенькая, розовощекая. Но она у меня упорно не ложилась на полотно. Не ложится - и все тут! Один сеанс, второй, третий - никак не могу ее "схватить", да еще матушка торопит... В общем, я написал отвратительный портрет. Никакой. Как фотографию. Да еще польстил: глаза сделал побольше, ротик поменьше. Но при этом страдал. Это было не искусство, и даже не ремесло. Это была откровенная халтура.

- Вы как художник Тюбик из "Незнайки"! 

- Самое удивительное, что матушке с дочкой портрет понравился, они щедро расплатились со мной и порекомендовали меня своим знакомым.

***

- Художник! Вы сегодня сияете, как именинник! Что случилось?

- Только что сюда приезжала моя жена. Я прощен!!! 

- Поздравляю!!!

- Кстати, жене понравилась "Жемчужная девушка". И она дала несколько советов.

- Ваша жена художница?

- Нет, но советы дает дельные. Она посоветовала грудь уменьшить, а смех добавить.

- Как это - грудь уменьшить? Так же, как вы уменьшили рот круглощекой девушке на портрете?

- Нет, не по размеру. Жена сказала, что я слишком старательно выписал грудь. Она видна из-под туники, хотя целиком закрыта. 

- Понимаю! Как у Гойи: на картине "Одетая маха" герцогиня Альба полностью одета, но при этом обнажена еще больше, чем на картине "Обнаженная маха". Франсиско Гойя написал одетую женщину совершенно обнаженной! 

- Вы правильно поняли, Клара! 

- Знаете, Художник, к совету вашей жены стоит прислушаться. Я плохо разбираюсь в живописи, но наша с вами "жемчужная девушка" не должна быть очень сексуальной. 

- Согласен! Не очень сексуальной, но очень-очень женственной! 

***

- Итак, с грудью справились! Теперь подсыплем жемчужного смеха. Клара, за вами еще одна смешная история. 

- А почему вы сами не рассказываете смешных историй? Это было бы логично: вы меня смешите, а я смеюсь. Или я принесу кассетный магнитофон с записями.

- Нет, Клара, мне нужно, чтобы именно вы рассказывали. Есть у вас в заначке веселая история?

- Есть! Прошлогодняя забавная история, даже со скабрезными элементами. 

- Вы меня заинтриговали! Я-то думал, что вам чужда скабрезность.

- То была скабрезность поневоле. Меня приняли за проститутку.

- Вас? Да от вас так и веет порядочностью! Дух порядочности чувствуется за версту! Где же это случилось?

- В Венгрии, на озере Балатон. Ездили с мужем по турпутевкам от его профсоюза.

- Могу представить эту профсоюзную поездку: группа двадцать-тридцать человек, при группе сопровождающая тетка, гэбэшник и местный экскурсовод. В поездку входят: осмотр Будапешта, купанья в термальных источниках, экскурсии в винные погреба с дегустацией разных сортов токая и почти европейский отдых на Балатоне. А форинтов выдают ровно столько, чтобы хватило на посещение платного туалета.

- Примерно так. Экскурсионная программа была превосходной! Наша венгерская гидесса Жужа оказалась славной заводной девушкой. Единственное, меня огорчало, что мой супруг не проявлял никакого интереса к достопримечательностям, а половину экскурсий и вовсе пропустил - оставался в отеле и спал. Но я не была особенно удивлена: у него вообще отдых сводится к отсыпу, он оживляется только с дочками. 

- Не сердитесь на него, Клара! Глеб, видимо, слишком устает на работе. Карьера нелегко дается, если тебя не подпирает "мохнатая лапа". 

- Я и не сержусь. Понимаю: Глеб выматывается на работе. И "мохнатых лап" у него нет. 

- А вам на экскурсиях все равно было не до мужа - наверняка, вы распахнули свои серые глазищи и внимали каждому призыву экскурсовода: "Посмотрите направо, посмотрите налево".

- Все так. Но на Балатоне мне очень захотелось мужнего внимания не только ночью, но и в дневное время суток. Я даже привезла с собой из Москвы пять купальников, из которых два были совершенно новыми, купленными специально для Балатона.

- Но ваш муж продолжал отсыпаться. 

- Он просыпался только для приема пищи и чтобы сделать очередной заплыв. А после заплыва брал с меня обещание, что не буду далеко заплывать без него, интересовался, нет ли свежих газет на русском, а при отсутствии таковых забирался под зонтик и спал в тенечке. 

- Неплохое времяпрепровождение! Что вас не устраивало, Клара?

- Отсутствие внимания! И я попыталась его привлечь. Самым примитивным способом. Крутилась перед Глебом поочередно в каждом из пяти купальников.

- А Глеб продолжал спать. Но на вас вовсю глазели посторонние мужчины. 

- Так вот один из глазеющих подошел и заговорил со мной на непонятном языке, но не на венгерском. Он что-то спросил и схватил за руку. Я владею немецким, английским и французским и спросила его на всех трех языках: в чем дело и что случилось? Не успел он ответить, как к нам подскочили мгновенно пробудившийся Глеб и наш гэбэшник - и буквально оттащили меня от моего собеседника. Отвели в сторонку и разъяснили мне, чего этот нехороший дяденька от меня хотел и за кого принял. Потом гэбэшник заявил, что он теперь глаз с меня не спустит. Но Глеб попросил его не утруждаться: "У моей жены хотели купить не государственный секрет, а ее самое. А этот акт купли-продажи я сумею предотвратить сам, без посторонней помощи!" 

- Достойный ответ гэбэшнику!

- Но самое потешное началось потом. Вечером мой пляжный собеседник пришел в наш отель с извинениями. Он подкараулил меня в фойе, попросил прощения на тех трех языках, каковыми я владею, и извинился, что не говорит по-русски. Спросил, какой язык мне предпочтительнее. Я выбрала немецкий. Он покаялся, что принял меня за местную проститутку, а к тем все обращаются на своих родных языках - проститутки понимают. Я с легкостью его простила - он же не был виноват. Пляжный собеседник представился: из Югославии, по профессии архитектор, отдыхает тут неподалеку. Мы разговорились. Беседа с югославом получилась увлекательной. Из фойе мы перекочевали в бар, где он угостил меня токаем. К нашей беседе подключился постоялец нашего отеля - венгерский винодел, тоже владеющий немецким. Винодел интересно рассказал, как он делает токай, сколько изюму туда добавляет, в каком режиме выдерживает, и пообещал презентовать мне пару бутылочек собственного изготовления. Я поблагодарила и напомнила, что токай был любимым вином российской императрицы Елизаветы Петровны. Разговор перекатился на царские и королевские фамилии и их винные пристрастия. Потом мы переключились на несчастную Елизавету Австрийскую, королеву Венгерскую, которую в Венгрии до сих пор чтут и нежно именуют Сисси. Мы болтали и не заметили, как подкрался гэбэшник. Не знаю, сколько он стоял и слушал, но вряд ли что понял - немецким гэбэшник не владел. 

- Этот курьез меня восхищает: гэбэшники, посылаемые в загранпоездки для присмотра за туристами, чаще всего не владеют ни одним из иностранных языков. 

- Наш гэбэшник не был исключением. Поэтому, когда я заметила его присутствие, то сразу же предложила свои переводческие услуги - и гэбэшник подключился к нашему разговору. Югослав в искупление вины выставил еще токай, а гэбэшнику коньяк. 

- Воображаю, как колоритно смотрелась ваша интернациональная группка!

- Так колоритно, что и здесь нашлись "доброжелатели": кто-то из нашей группы разбудил моего супруга, уже отошедшего к ночному сну, и настучал. Полусонный Глеб спустился вниз и примкнул к нашему обществу. От предложенного токая он отказался, обозвав его "приторным пойлом", но коньяк - после долгого упрашивания всей компанией - вкусил. Выпивку ставил исключительно провинившийся югослав, остальные халявили. Потом Глеб произнес дежурную фразу многолетней выдержки: "Кларуся устала!" - что на нашем семейном языке означает: "Подъем!" 

- А вам не особенно хотелось покидать интернациональное общество?

- Совсем не хотелось! Как говорят мои дочки, "только-только разыгрались". Но, тем не менее, мы с Глебом попрощались с честной компанией и ушли. Едва закрыли за собой дверь нашего номера, как раздался стук и вошел венгерский винодел с обещанным самодельным токаем - приволок аж три бутылки. Венгр явно рассчитывал на продолжение вечера, но мой супруг повторил: "Кларуся устала!" - что на сей раз означало: "Отбой!" 

- И вы вежливо выпроводили назойливого винодела.

- Выпроводила. Но на прощанье он исхитрился не только поцеловать мне руку, но и чмокнуть в щеку. Глеб отметил: "Я вижу, ты пользуешься бешеным успехом у югославских архитекторов, венгерских виноделов и советских гэбэшников." Я спросила с надеждой: "Ревнуешь?" Но Глеб развеял мои надежды: "Прости, дорогая, но я не могу ревновать к югославским архитекторам, снимающим пляжных проституток, к венгерским виноделам, навязывающим свою продукцию, и к советским гэбэшникам, слишком ретиво относящимся к своим обязанностям!"

- Клара! Жаль, что у меня руки заняты - я бы поаплодировал. История хороша, и вы зажигательно ее рассказали. По вашему рассказу я смог бы написать всех участников вашей импровизированной вечеринки, а особенно объемно и рельефно выглядел ваш утомленный супруг. Надеюсь, в вас достаточно мудрости, чтобы не устраивать ему типовых бабьих сцен: "Милый, ты совсем не уделяешь мне внимания! Дорогой, ты ко мне совершенно охладел! Ах, так я тебе надоела?!"

- Ни одной из этих фраз я пока не воспользовалась, хотя искушение велико. Думаю, что воздержусь от них и в дальнейшем. 

- Молодец Клара! Ваш брак продлится долго! А вот работа над "жемчужной девушкой" уже закончена! Оцените!

Художник дал мне возможность полюбоваться полотном. Потом размашисто начертал на обороте картины: "Жемчужная девушка (Клара)" - и поставил число и подпись.

***

В сентябре я вновь побывала в мастерской Художника - он разрешил мне привести мою подругу Олю Белову. 

Но Художник встретил нас плохо, был удручен и здорово пьян. Причина оказалась донельзя простой: супруга опять застукала Художника - на том же самом месте, но с другой дамой. Терпение супруги лопнуло, и она подала на развод. Художник прохрипел мне это в коридоре, пока Оля осматривала мастерскую, изучала картины и восторгалась "Жемчужной девушкой". 

***

"Жемчужная девушка" три года не покидала мастерской Художника - так и стояла у стенки между портретами горбуна-усача и старушки-мамы. Ни в каких конкурсах Художник не участвовал - тяжело переживал уход жены, захандрил, сломался, запил. Он ведь прожил с женой много лет и был к ней сильно привязан. 

Жена Художника через год после развода эмигрировала в Израиль и забрала с собой сына - для Художника удар ошеломительной силы! Его пьянство приобрело запойный характер. 

В тот трехлетний период Художник писал только заказные портреты, да и то как из-под палки. А иногда и вовсе был не в состоянии держать кисть... Чтобы поддержать Художника, я хотела отрекомендовать его знакомым, коллегам моего мужа, сделать ему паблисити - но Художник наотрез отказался от моей помощи. Хотела выкупить у него "Жемчужную девушку" - тоже отказался. 

***

Хотя "Жемчужная девушка" и не увидела свет, я очень хотела показать ее Брюхоногому - ведь на его идею опирались при создании картины, фактически он придумал "жемчужную девушку". Наверняка Брюхоногий порадовался бы - он всегда искренне радовался всем моим успехам и приятным событиям. 

Но знакомить Брюхоногого с Художником в тот печальный период... Могу представить их встречу: личный шофер привозит Брюхоногого в мастерскую, там его встречает небритый, мутноглазый Художник, обдавая запахом перегара, а я роюсь в пыльных холстах, сваленных в углу, и выуживаю заброшенную "Жемчужную девушку". Уж лучше помалкивать! 

Поэтому я так и не поведала Брюхоногому о существовании "Жемчужной девушки".

***

У меня же эти три года - 1979-1982 - выдались насыщенными. Интенсивная работа, интереснейшие загранкомандировки в Норвегию, Данию и Швейцарию, завершение докторской диссертации, подготовка к защите, успешная защита... 

Защита - триумф мой и моего консультанта Леонида Алексеевича! Последующие чествования... Цветистые высокопарные дифирамбы - мне и Лёне... Огромные охапки цветов, благо защита пришлась на июнь - великолепный июнь 1982 года... 

И блестящие научные перспективы... Мы с Лёней уже строили планы - смелые и грандиозные - на следующие пять, десять, много-много лет вперед...

***

С добряком Брюхоногим я сдружилась еще больше: мы пересекались на светских раутах, на элитных спектаклях и концертах, в солидных сильно закрытых домах отдыха, где положено пребывать с женами. Брюхоногий даже приезжал в институт на мою защиту и был первым поздравляющим:

- Я всегда верил в вашу замечательную жемчужную головку! Счастья вам, моя жемчужная девочка, пусть в вашей жизни все будет солнечно и жемчужно!

Как только стихли послезащитные восторги и поцелуи, шофер Брюхоногого втащил в конференц-зал огромную корзину чайных роз. Такие корзины дарят только артистам Большого театра после спектаклей. У нас же в научных кругах вообще не принято дарить цветы корзинами - только букетами. Роскошные чайные розы Брюхоногого наши девушки распределили по институтским комнатам. Эти розы стояли недели две, постепенно склоняя величественные головки и красиво роняя нежные чайные лепестки... 

Глеб посматривал на мою дружбу с Брюхоногим нейтрально-снисходительно, но однажды ядовито прошелся: 

- Испанские грандессы выбирали себе безобразных дуэний, чтобы подчеркнуть свою красоту. Я вижу, дорогая, ты последовала их примеру! 

Обидное высказывание, но я промолчала.

***

Осенью 1982 года "Жемчужная девушка" - наконец-то! - покинула стены мастерской Художника и увидела свет: была вывешена на выставке московских художников. Но картина не завоевала призов и наград, не получила одобрения критиков, да и публика отреагировала на нее вяло и слабо. Потом картину разместили на одной из постоянных экспозиций, не переставая поругивать. 

Познакомить Брюхоногого с "Жемчужной девушкой" я не успела. Той же осенью Брюхоногого "ушли" на заслуженный отдых - по возрасту и состоянию здоровья. Возраст у Брюхоногого был хоть и пенсионный, но не древний, а на здоровье он никогда не жаловался. 

Должностью Брюхоногого, его кабинетом, служебной машиной, личным шофером и всем остальным - завладел Глеб Викторович Лукьянов. Вернее, не всем: секретарша Брюхоногого Глебу не занадобилась - на новый пост он прихватил с собой свою верную старую Даниловну. 

После этих перетурбаций мне не стоило показываться на глаза Брюхоногому - мое появление было бы изощренным издевательством. Какие уж тут "жемчужные девушки"! 

***

Дела у Художника постепенно наладились: он оживился, возобновил творческую деятельность, активно участвовал в выставках. "Жемчужная девушка" регулярно появлялась на обозрении, кочевала с выставки на выставку, упоминалась в каталогах, но не была признана шедевром - так, "одна из работ". 

***

Художник прожил недолго - умер в возрасте 53 лет от острой сердечной недостаточности, его здоровье было подорвано алкоголем и тоской по жене. 

На какое-то время Художника забыли, но, начиная с середины 1990х годов, стали проявлять к нему все больший и больший интерес и собирать все его полотна. Цены на его работы росли в геометрической прогрессии, причем скупалось все: картины, эскизы, этюды, рисунки, наброски, зарисовки - кистью, карандашом, пером, фломастером, мелками, углем... Приехавший из Израиля сын художника оказался прекрасным организатором: вереницей понеслись по городам и странам персональные посмертные выставки Художника, были выпущены альбомы репродукций. 

"Жемчужная девушка" уже фигурировала как "одна из самых ярких работ", и в ней отмечалась утонченность сюжета, фантазийность линий, смелость и правильность мазков, прихотливая игра светотени, контрасты тонов и цветов.

***

Мое семейство возгордилось тем, что у нас висит подлинная работа Художника - "Тройной портрет: мама Клара с дочками" - и что нам посчастливилось пообщаться с Художником лично. Про "Жемчужную девушку" я по-прежнему помалкивала. Мне вспоминался не только Художник и чудесные сеансы позирования, но также Брюхоногий и его безвременное увольнение. 

Оля Белова знала про "Жемчужную девушку", но я попросила ее не оглашать нашу с ней маленькую тайну. Да и кому это интересно? 

***

Посмертная популярность Художника росла. Одна за другой вышли три его биографические книги - написанные разными авторами. Мы с Олей Беловой прочитали все три. 

"Жемчужная девушка" была упомянута везде - с иллюстрацией, непременным указанием "холст, масло, 110x90" и с подробными разборками: в какой период творчества написана, суждения о композиции, манере письма, игре света, цветовой гамме, передаче оттенков и прочее. 

В первой книге про историю создания "Жемчужной девушки" умалчивалось, во второй стояло краткое "модель неизвестна". Зато в третьей, самой претенциозной, но при этом с многочисленными опечатками и дурной стилистикой, мы обнаружили следующее:

<<Картина "Жемчужная девушка" была создана летом 1979 года. Это портрет Клары - юной любовницы художника, начинающей актрисы, приехавшей из провинции покорять Москву. Художник изобразил Клару в сценическом костюме, театральном парике и с искусственным жемчугом. Портрет Клары написан живо, эмоционально, и живописец вложил в картину свое глубокое чувство к этой девушке. Прекрасно передано душевное состояние Клары: видно, что она любима, счастлива и мечтает о блестящей профессиональной карьере. Установлено, что именно Клара явилась причиной развода художника с женой, с которой его связывал многолетний брак, сын и общие интересы. Но Клара не преуспела на столичных театральных подмостках. Прожив с художником три года, Клара бросила его и вернулась к себе на родину. Стареющий художник тяжело переживал потерю Клары. 

По настоянию Клары, художник никому не показывал "Жемчужную девушку". Но в 1982 году, после отъезда Клары, "Жемчужная девушка" была экспонирована на выставке московских художников и сразу же снискала огромный успех.

Клара Гельцер
глава из романа О. Зайкиной "Житейские кружева"

Вы можете приобрести 6-ти томный роман Ольги Зайкиной "Житейские кружева" по отдельным книгам здесь >>

Или полный комплект из 6 томов со скидкой и автографом автора здесь >>

Материалы по теме: Рождение легенды

Что вплетено в "житейские кружева"

Тайные признания Ольги Зайкиной

    Ваше мнение