Анри Жан Дюнан

 АНРИ ЖАН ДЮНАН
женевец, создавший Красный Крест

Анри Жан Дюнан (Jean Henri Dunant), 175-летие которого мир отметил в этом году, был, конечно, идеалистом, но не настолько, чтобы призывать к отмене войн, - он всего лишь предлагал правительствам разных государств объединить усилия и регламентировать оказание гуманитарной помощи

военнопленным и гражданскому населению во время боевых действий.  Именно с этой целью 140 лет назад, 26 октября 1863 года, 36 человек из 14 европейских стран собрались в Женеве.  Так появилось Международное общество Красного Креста, основатель которого получил первую в истории Нобелевскую премию мира.

       Жизнь Анри Жана Дюнана могла бы стать темой захватывающего романа.  Он родился в богатой семье - а умер в нищете; возглавлял одно из крупнейших европейских коммерческих предприятий – и потерпел сокрушительное банкротство.  Наконец, человек, имя которого в конце 19 века было известно всей Европе, почетный гражданин Женевы закончил жизнь изгнанником, в полном одиночестве и забвении.

       Родители Дюнана были людьми образованными и религиозными, но без протестантского фанатизма, и их сын всерьез подумывал о духовной карьере, путешествуя по Европе в качестве представителя Ассоциации молодых христиан.  Но в возрасте 26 лет неожиданно переключился на бизнес, став представителем женевской компании Compagnie genevoise des colonies de Setif в Северной Африке и на Сицилии.  К 1859 году 30-летий преуспевающий бизнесмен, объездивший всю Африку, возглавлял крупную финансово-промышленную компанию, занятую разработкой полезных ископаемых во французском Алжире. Для дальнейшей экспансии на африканский рынок ей не хватало одного - эксклюзивного права использования алжирских водных ресурсов.  Чтобы обеспечить себе поддержку на самом верху, президент Дюнан отправился к императору Наполеону III.

       Молодого бизнесмена не смутило то обстоятельство, что ехать пришлось не в Париж, а в Северную Италию: Франция в союзе с Сардинским королевством только что начала войну с Австрией. Ставка императора располагалась в ломбардском селении Солферино, где 24 июня 1859 года произошла одна из самых кровопролитных битв XIX столетия: более 40 тысяч убитых и раненых с обеих сторон.  Дюнан прибыл в Солферино на следующий день после сражения и был поражен зрелищем тысяч раненых, брошенных на поле боя и нуждающихся в срочной медицинской помощи.  Забыв о том, что привело его в Солферино, бизнесмен обратился к жителям соседней деревни с призывом помочь раненым, срочно написал своим деловым партнерам  в Женеву, попросив перевести деньги, и сам в течение трех суток помогал ухаживать за ранеными в местной церкви, превращенной в походный госпиталь.  Так и не встретившись с императором, Дюнан вернулся домой другим человеком.  О бизнесе он забыл, голова была занята совсем другими проектами.

       Результатом этой «бизнес-поездки» стала книга Дюнана «Воспоминание о Солферино», вышедшая в октябре 1862 года.  Автор за свои деньги отослал по экземпляру главам правительств, монархам, ведущим военачальникам и просто европейским знаменитостям, хотя мог бы этого не делать: переведенное на все европейские языки, «Воспоминание о Солферино» стало бестселлером, сделав имя Дюрана известным всей Европе.  Автор не только описывал ужасы войны, страдания раненых и гражданского населения, но и указывал, что могли бы сделать правительства для уменьшения этих страданий. Последняя треть книги содержала план создания национальных организаций по оказанию гуманитарной помощи, каковые, по мнению Дюнана, должны были возглавить известные и уважаемые в обществе люди, пользующиеся поддержкой своих правительств.  А для координации их деятельности предлагалось создать международный общественный орган, которому следовало придать статус наднационального, с «дипломатическим иммунитетом» на время ведения войны.

        При всем своем опыте в сфере бизнеса Анри Дюнан не был прирожденным организатором, более того, он сторонился всякой публичной деятельности.  Зато женевский предприниматель, безусловно, обладал даром убеждения: об ужасах войны человечество знало не одно тысячелетие, однако только после призывов Дюнана попыталось хоть как-то уменьшить страдания тех, кто сам не воевал или уже не мог воевать.  Первым его поддержал женевский адвокат и председатель местного благотворительного общества социальной помощи Гюстав Мойнье.  Он предложил создать и создал Международный комитет помощи раненым (Комитет Пяти), в состав которого кроме него и Дюнана вошли генерал Гильом Анри Дюфур и врачи Луи Аппиа и Теодор Монуар.  Результатом их деятельности стала та самая международная конференция 1863 года в Женеве.  Кроме приглашений на нее правительства европейских стран получили проект международного соглашения о гуманитарной помощи военнопленным и гражданскому населению во время войн - основу того, что позже будет названо Женевскими конвенциями.

       Благодаря активности Дюнана, объездившего за свой счет пол-Европы и встречавшегося практически со всеми видными европейскими политиками, конференция была обречена на успех.  Поддержка начинания  Дюнана в СМИ заставила сильных мира сего внимательно следить за тем, что происходило в те октябрьские дни в Женеве. После трех дней дискуссий 36 участников конференции приняли десять резолюций, одна из которых призывала правительства всех стран принять участие в следующей конференции.  Но уже на официальном дипломатическом уровне и с перспективой разработки всеобъемлющего международного правового документа, подлежащего ратификации парламентами.

       Вторая конференция открылась там же, в Женеве, 8 августа следующего года.  За неделю официальные представители 16 европейских стран (присутствовали также наблюдатели и от США, Бразилии, и Мексики) договорились о создании международной организации по оказанию гуманитарной помощи во время войн – на принципах предложенных Дюнаном.  22 августа 1864 года была подписана Женевская конвенция «Об улучшении состояния раненых в армиях воюющих стран», а к концу года ее уже ратифицировали десять государств – Франция, Швейцария, Бельгия, Нидерланды, Италия, Испания, Швеция, Норвегия, Дания и герцогство Баден.

       Конвенция гарантировала «нейтралитет» медицинского персонала во время войны, кроме того, в ней  впервые были прописаны механизмы финансирования и функционирования национальных обществ по оказанию помощи раненым.  Был утвержден и единый отличительный знак, гарантирующий неприкосновенность медперсоналу:

 красный крест на белом флаге – «выкрашенный наоборот» государственный флаг традиционно нейтральной Швейцарии. 

Идею эмблемы подал уже упомянутый доктор Аппиа, он же первым отправился с этой еще неофициальной «охранной грамотой» на датско-прусскую войну, разразившуюся за несколько месяцев до начала конференции.  И вскоре новоиспеченная организация получила свое нынешнее название – Международное общество Красного Креста.

       Судьба его основателя оказалась не столь счастливой.  Всю жизнь неутомимому швейцарцу не давали покоя идеи одна другой грандиознее.  Например, еще в 1864 году он опубликовал брошюру «Вселенское и международное общество по возрождению Востока», в которой, предложил план создания нейтрального еврейского государства в Палестине.  Спустя три года Дюнана увлек новый проект – опять-таки «международной и вселенской» библиотеки, в которой предлагалось собрать шедевры письменной культуры всех времен и народов.

       Однако, из всех начинаний Анри Дюнана при его жизни было реализовано лишь первое: Красный Крест.  За что в 1901 году швейцарец разделил вместе с французским экономистом Федериком Пасси первую в истории Нобелевскую премию мира.

        Если бурная общественная деятельность Дюнана имела безусловный успех, то в других сферах жизни удача от него отвернулась.  Несмотря ни на что, основным родом деятельности Дюнана оставался бизнес – и он,  начиная с 1867 года, пошел под откос.  Не получив от правительства Наполеона III столь необходимых прав на водные ресурсы, компания Анри Дюнана была полностью вытеснена с североафриканского рынка и обанкротилась.  Вместе с Дюнаном разорились и его деловые партнеры.  Несколько лет основатель Красного Креста прожил в ситуации личной «гуманитарной катастрофы»: обнищавший миллионер, по его собственному признанию, обедал коркой хлеба, подкрашивал старый выцветший черный плащ чернилами, нестиранные воротнички - мелом, а спать ему частенько приходилось на улице.  Два десятилетия европейская знаменитость провела в полном одиночестве.  Дюнан обосновался в небольшой деревушке Хейден, где его в 1890 году обнаружил сельский учитель, который и сообщил миру, что основатель Красного Креста еще жив.  А спустя два года тяжело больной Дюнан перебрался в деревенский хоспис, где провел оставшиеся 12 лет жизни.

       В 1901 году о нем вспомнили еще раз – в связи с присуждением упомянутой премии, но сам лауреат на церемонию вручения не прибыл.  Как и на многие другие: к концу жизни награды посыпались на него как из рога изобилия.  Дело не в состоянии здоровья и не в отсутствии средств: в начале прошлого века «нобелевка» в деньгах «весила» намного меньше, чем сегодня (около 7 млн. шведских крон – сегодня это примерно 20 тыс. долларов США., но и тогда она если и не сделала богатым нищего старика, то, во всяком случае, серьезно поправила бы его дела.  Просто к тому времени гуманист и энтузиаст впал в состоянии мизантропии и хронической депрессии, окончательно разуверившись в человечестве и какой бы то ни было конфессиональной религии («Я просто верю в Бога, как это делали в первом веке нашей эры, когда еще не существовало церкви.»).

       Умер Анри Дюнан 10 октября 1910 года, завещав «закопать его, как собаку», - без отпевания и гражданской панихиды. К полученным деньгам- нобелевским и прочим «премиальным» - он так и не притронулся.  Част средств получили те, кто ухаживал за ним в последние годы, часть была отписана хоспису – на бесплатные койки для беднейших жителей деревни, а остальное передано на различные филантропические проекты в Норвегию и Швейцарию. В XX веке основателю Красного Креста Андри Дюнану в Женеве был сооружен памятник.

       Между тем дело Дюнана жило и процветало.  Первые национальные общества помощи раненым были созданы еще в 1863 году в Вюртемберге, Великом герцогстве Ольденбургском, Бельгии и Пруссии.  Затем аналогичные организации появились в Дании, Франции, Италии, Испании и ряде германских княжеств.  15 мая 1867 года к ним присоединилась Россия: Александр II утвердил устав Общества попечения о раненых и больных войнах ( с 1879 года- Российское общество Красного Креста), основанного по инициативе великой княгини Елены Павловны и знаменитого военного хирурга Николая Пирогова.  Почетными членами общества стали члены императорской семьи, высокопоставленные чиновники и высшие церковные иерархи. Российский Красный Крест принял активное участие в Первой мировой войне, о чём гласит постер 1914 года.

       За почти полтора века главное детище Анри Дюнана прошло большой путь – от Комитета Пяти до мощной и разветвленной международной организации, трижды лауреата Нобелевской премии мира (в 1917,1944 и 1963 годах).  Сегодня в движении Красного Креста участвуют до 100 млн. человек ( с учетом добровольцев) из 178 стран.  Бюджет общества приближается к 700 млн. долларов США, причем все взносы - добровольные: каждое национальное общество и каждое правительство вносит столько, сколько может себе позволить.  Знакомая всей планете эмблема могла бы стать прибыльным брендом, но красный крест позволено использовать только военным медицинским учреждениям и тем, кто предоставляет бесплатную медицинскую помощь, - и, естественно, только в качестве талисмана.

       Надо сказать, что Красному Кресту свойственны все типичные для подобных организаций болезни.  Его критикуют и за чрезмерно усложненную структуру (сегодня одновременно действуют Международное общество Красного Креста и Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца), и за раздувание штатов и бюджета (в связи с этим в 1960-е годы, проявляя трогательную солидарность, Красный Крест выводили на чистую воду представители идейных противников – СССР и США), благодаря чему эффективность кормушки для бюрократов растет, а эффективность работы падает.

       Но никто не станет отрицать и другого.  Всякий раз, когда в мире начинается локальная война, в первых же телерепортажах с места событий мы видим, как мирному населению и раненым оказывают помощь люди с опознавательным красным крестом на одежде.  Именно они в меру своих сил пытаются придать вооруженному конфликту более или менее цивилизованный характер.  И хотя все попытки делить войны на «варварские» и «цивилизованные» отдают лукавством, деятельность мирных крестоносцев, вооруженных лишь лекарствами, медицинскими инструментами и прочими средствами гуманитарной помощи, не может не вызывать уважения.

Елена Владимировна Гольченко,
врач

Материалы по теме: Анри Жан Дюнан

Биография Анри Жан Дюнана (англ. яз.)

Сайт российского Общества Красного креста

    Ваше мнение