Богатая литература инвалидов

Я не очень люблю слово «инвалиды». Мне больше нравится его синоним — «люди с ограниченными физическими возможностями» — сокращенно ЛОФВ. Но так как этот длинный оборот неудобен в пользовании, а аббревиатура ЛОФВ пока не прижилась, то буду пользоваться словом «инвалиды», подразумевая именно ЛОФВ и исключив умственных инвалидов.

Интернет расширил творческие возможности инвалидов. Сегодня в рунете уже несколько десятков сайтов и личных страничек инвалидов с их прозой, поэзией, музыкой, изобразительным искусством, публицистическими статьями, полемикой. Я сейчас активно общаюсь с людьми с ограниченными физическими возможностями — по движению, по зрению, по слуху, — и поражаюсь: какие же это интересные люди — обделенные природой и государством, но оптимистично настроенные и богатые духовно и душевно.

Однако не такие уж они обделенные природой: у них есть то, чего нет у нас — ходячих, зрячих, слышащих. Инвалиды по движению внимательнее и зорче рассматривают окружающий мир, больше внимания уделяют мелочам, подробностям, деталям, которые подчас оказываются чрезвычайно важными и информативными. Инвалиды по зрению обладают более тонким слухом и музыкальными данными. Инвалиды по слуху обладают более острым видением и художественными способностями. Впрочем, не стоит людей с ограниченными физическими возможностями так уж четко разбивать на категории. Есть и слепые художники, и глухие композиторы. И находят пути к творчеству люди, жестоко лишенные одновременно слуха, зрения и подвижности.

У людей с ограниченными физическими возможностями богатейшая субкультура — может быть, именно потому, что они видят, слышат и чувствуют то, что люди здоровые — с исправно функционирующими руками, ногами, глазами, ушами — люди, которые бегают, прыгают, суетятся, иногда и не притормаживая, — подчас и не замечают, пролетая мимо. Можно провести такое сравнение: бегущие и идущие шагом. Кто больше рассмотрит и лучше проанализирует на одном и том же отрезке пространства за одно и то же время? Конечно, идущие шагом. Поэтому произведения людей с ограниченными физическими возможностями глубже, тоньше, философичнее.

Литературу инвалидов я бы условно разбила на три класса:
- художественная литература — проза и поэзия;
- публицистика и мемуаристика;
- автобиографии.

Среди писателей и поэтов с ограниченными физическими возможностями есть много талантливых и оригинальных; а некоторых авторов я бы даже назвала уникальными — в большой литературе нет ничего и похожего на их произведения. Захватывающе интересные и искрящиеся остроумием произведения представлены в разных жанрах: большая и малая проза, поэзия, фантастика, эзотерика. Может, литераторы, имеющие физические недуги, так талантливы и так умеют передавать всю красоту окружающего мира и человеческих отношений, потому что смотрят на мир чрез иную призму и относятся к жизни и человеческим чувствам более бережно. И что еще характерно для них — деликатное отношение к русскому языку, избегание нецензурных слов и грубых оборотов, активное использование его богатых синонимов и идиом, — в общем, мастерство русской речи.

Многие художественные произведения инвалидов куда увлекательнее и значительнее, чем многотиражная макулатура, заполонившая книжные прилавки, причем поток макулатуры продолжает поступать, ибо авторы и серии «раскручены» и посему коммерчески выгодны. А пользы в таком чтиве — нуль. Прочитал по диагонали в транспорте или на кухне и тут же выбросил. Зато после прочтения отдельных произведений инвалидов тянет призадуматься, пересмотреть свои взгляды и отношение к близким, может быть, поменять поведение… Выдающихся авторов-инвалидов не надо раскручивать: замечательную детскую писательницу Тамару Черемнову, обитающую в новокузнецком доме инвалидов, с детства прикованную к коляске (ДЦП) и не имеющую никакого выхода в издательский мир, так самостийно растиражировали в интернете, как этого не сумел бы сделать даже опытный пиарщик — по всему рунету распространены ее мудрые сказки и умные повести, а на форумах выложены восторженные отзывы о ее творчестве.

Интересны публицистические статьи и критические заметки, написанные инвалидами, с анализом происходящих событий, обсуждением возникающих проблем, своими трактовками и эмоциональными дискуссиями по животрепещущим вопросам. Один из моих коллег, пробежавшись по публицистике инвалидов, сказал, причем не без зависти: «У них особые аналитические мозги и больше извилин». Не спорю.

То, что инвалиды пишут про себя и свое житие-бытие, полезно читать и их собратьям по несчастью, и инвалидам других категорий, и здоровым людям. Нужно об инвалидах знать больше и узнавать раньше (лучше в раннем детстве) — хотя бы для того, чтобы адекватно на них реагировать, нормально с ними контактировать, плодотворно сотрудничать, избавлять от жалостливых взглядов и ненужной опеки и вместе с тем вовремя оказывать нужную помощь. И у каждого в семье может появиться инвалид. И у каждого впереди старость со всеми ее ограничениями. И с каждым может случиться плохое и страшное: болезнь, травма, несчастный случай, катастрофа... теракт... А жизнь не закончится. И с тем, что останется после личного катаклизма, надо будет жить дальше... приноравливаться... приспосабливаться… Откровения и переживания людей с ограниченными физическими возможностями помогут другим людям — пока еще здоровым — подготовиться к возможным осложнениям, которые могут возникнуть и от которых не удастся уберечься. Как гласит древняя латинская пословица: если хочешь мира — готовься к войне.

Нам необходимо широкое знакомство с автобиографической литературой людей с ограниченными физическими возможностями — по движению, по зрению, по слуху. Во-первых, будем более спокойно воспринимать свои мелкие беды и невзгоды и не будем излишне страдать из-за собственных внешних дефектов типа неидеальной фигуры, целлюлита и прыщиков на коже. Во-вторых, крупные беды — не дай Бог нагрянут! — встретим без истерик, рыданий, суицидальных порывов и прочих глупостей, зато с осмыслением, сосредоточением, концентрацией мыслей и позитивным настроем. И уже заранее будем твердо настроены на дальнейшую жизнь, даже если огромный красочный многозвучный мир погрузится во тьму, в тишину или сведется к узкому домашнему пространству.

Польза от литературы инвалидов очевидна и несомненна. Но, к сожалению, подавляющее большинство литературных произведений инвалидов существует лишь в интернете. Инвалидам с их физическими ограничениями нелегко пробиться в печать. Да и издатели боятся: а вдруг эти книги не продадутся? Не будут иметь спроса? Да и большинство российских читателей за последние 15 лет уже привыкли к наскоро сляпанным, коряво написанным примитивным любовным романам, трафаретным детективам, незатейливым повестушкам, чепушной фантастике да к скандальной хронике с обильной матерщиной. Все это выпускается бесконечными сериями, громадными тиражами и покорно покупается неприхотливыми россиянами — стойкий коммерческий успех — так зачем же рисковать финансами, предлагая вниманию читателей нечто сложное, требующее думанья? Не буду призывать книгопечатников к смене литературной ориентации. Только напомню, как любят россияне стихи и поэмы слепого поэта Эдуарда Асадова, и каким ошеломительным успехом пользуется книга писателя-колясочника, лауреата Букеровской премии, Рубена Давида Гонсалес Гальего «Белое на черном». Да намекну, что мыслящие россияне уже истосковались по настоящей, толковой, добротной литературе — по новой и свежей. Нельзя же без конца перечитывать классику?

Одним из мерил цивилизованности и гармоничности общества является его отношение к своим инвалидам — в том числе и отношение к творчеству инвалидов — в частности, к их литературным произведениям. А пренебрежение этой богатейшей литературой, нежелание публиковать ее и делать массовой, обделяет наше общество, скрывая от него огромный культурный пласт.

Ольга Зайкина,
кандидат биологических наук,
член Союза литераторов России


Опубликовано в журнале «Страна и мы» (2004/2, стр. 74-75)

Материалы по теме: Богатая литература инвалидов

Повесть про рыжую Таюшку

    Ваше мнение