Факторы риска-психологический аспект

Факторы риска - гипертензия, психическая дезадаптация, избыточная масса тела, т.н. "вредные привычки" (алкоголь, курение) и гиподинамия, - вполне можно представить себе как частные случаи Универсального Зла, с которыми человек вынужден вступать в соприкосновение и диалог, и результаты этого взаимодействия могут быть удовлетворительными только в том случае, когда фатальному стечению событий будет противостоять Сознание Человека, его Воля и его Выбор
Путь человека - это эволюция в сфере его потребностей (см. рис.1 )


Когда мы встречаемся с самоактуализированными людьми, а это успешные, побеждающие люди, мы чаще наблюдаем среди них людей Идеи, о них Юкио Мисима говорил так: "сплетенные из солнца и стали". Личностные особенности их таковы, а поисковая активность их настолько высока, что они не нуждаются в суррогатах активной жизни. Другое дело - та часть популяции, где фанатизма не встретишь, где господствует этический принцип гедонизма, провозглашающий приоритеты Удовольствия и Наслаждения, люди в этом случае фиксируются на чувственных, аффективных аспектах бытия настолько, что эта особенность постепенно прорисовывает и лица этих людей. Упомянутые выше факторы становятся настоящими и грозными Факторами Риска именно для жизнелюбивых эпикурейцев с их готовностью немедленно услужить своим сиюминутным потребностям в ущерб любви к дальнему. Можно ли предполагать, что люди, выбирающие "Иметь" и люди, выбирающие "Быть", формируют преимущественно соответствующую телесность? Очевидно, да. Э. Кречмер определил три конституциональных типа: астеники, атлеты и пикники. У. Шелдон придает значение эмбриогенезу человека и указывает на роль зародышевых листков: наружного - эктодермы, среднего - мезодермы и внутреннего - эндодермы, дифференциация которых приводит в дальнейшем к появлению эктоморфов или церебротоников - сдержанных, осторожных, скрытных, людей Идеи, мезоморфов или соматотоников - смелых, властолюбивых, атлетичных, и эндоморфов или висцеротоников. тяготеющих к комфорту, экстравертированных и чувственно ориентированных.

Цезарь: Окружите меня людьми полными
С головами блестящими и хорошим сном

Взгляд Кассия чересчур глубок
Он мыслит слишком много, такие люди ведь опасны

Антоний: Его не бойтесь Вы, он не опасен,
Он благороден и очень одарен.

Цезарь: Если б жиру больше было в нем.
Шекспир. "Юлий Цезарь".

Итак, эти классификации помогают нам установить градиент Факторов Риска: они не так актуальны для церебротоника Дон Кихота, легендарного носителя принципа "Быть", и чрезвычайно угрожающи для не менее любимого и легендарного, полного жизненных сил, висцеротоника Санчо Пансо, олицетворяющего принцип "Иметь". В этой парадигме соматотоники занимают промежуточное положение, но значение Факторов Риска будет пропорционально нарциссическим составляющим атлетов.
Определив антропологический тип, имеющий привычку гулять в опасной зоне, "экстремала" на современном слэнге, остановимся на самих Факторах Риска.
Артериальная гипертензия. Следует учитывать два психологических аспекта:
1. амбивалентность открытой агрессии и конформизма, второе - сильнее и жестко контролирует поведение, сохраняя его в культурных рамках
2. алекситимия - тенденция рационально интерпретировать события, невозможность вербально описывать свой чувственный мир ( "Что Вы чувствуете сейчас?" - "Все нормально, доктор").
В семьях пациентов с гипертензией, которые следует рассматривать как клиническое единство, формируются своеобразные, четко регламентированные позиции членов семьи, характеризующиеся ("...а вдруг будет криз!") негативно-невербальной коммуникацией: не отвечать, избегать взгляда, отворачивать голову, но и эти знаки могут осуждаться, и тогда окружающие пациента близкие превращаются в "пассивных интерпретаторов событий", Так в семьях накапливается сама возможность "гипертонирования".

Психическая дезадаптация. Экзистенциально человек существует на трех уровнях Бытия:
I "Я и ландшафт" (Umwelt)
II "Я и социальное поле" (Mittwelt)
III "Я и внутренний мир" (Eigenwelt)
Конфликт, не находящий удовлетворительного разрешения на любом из этих уровней, приводит к стойким нарушениям психической адаптации, что свидетельствует об истощении адаптационных механизмов интрапсихической защиты и ведет к невротическому или психопатическому кругу реагирования. Влияние эмоционального стресса на соматические функции реализуется в результате того, что сам стресс, фрустрация, как состояние возникающее в ответ на острую депривацию, и свободноплавающая тревога, как облигатный признак любого стресса, - включаются в процесс психофизиологического регулирования интегративных церебральных систем. Это структуры лимбико- гипоталамо-ретикулярного комплекса и фронтальной коры, приводщие к усилению симпато-адреналовой активности с соответствующей гемодинамической, метаболической, моторной и поведенческой динамикой. Этот комплекс сдвигов, отражающий готовность организма к действию, известен как "эрготропный синдром". Он наиболее типичен для эмоционального стресса и реализует такие биологически продуктивные стратегии как атака или бегство. Активация вагоинсулярной системы связана с ситуациями "замирания", "мнимой смерти" и капитуляции и известна под названием "трофотропного синдрома"
Таким образом, когда возможности психической резистентности исчерпаны и наступает фаза истощения, это может проявляться в симптоматике вегетативной дистонии и в дальнейшем ведет к различным психосоматическим расстройствам.

Избыточная масса тела
Психологический аспект гиперфагии - компенсаторный, и связан преимущественно с регрессом в стрессовых ситуациях, напоминающим явления, описываемые этологами (К.Лоренц) как "замещенная агрессия" ("эттингаут"). Медведь, столкнувшись в малиннике "нос к носу" с человеком, встает на дыбы, но атакует не человека, а дерево, растущее рядом, сотрясая его. Пароксизмальное поедание больших объемов пищи совершается экстатически до чувства удовлетворения. Описываются и случаи "орального оргазма".
Психоаналитики указывают на оральный механизм ожирения и на известный перенос "постель - стол", свидетельствующий также и о депрессивных или субдепрессивных тенденциях, обесценивающих базовые потребности и снижающих поисковую активность в узком смысле.
Нельзя забывать и о культурных традициях недавнего прошлого. После санаториев, пионерских лагерей был один критерий хорошо проведенного времени: "Молодец! Поправился, посвежел!", в патриархальных еврейских домах чрезмерно откормленные дети были гордостью родителей.

Курение, алкоголизм и гиподинамия.
Патогенность этих факторов риска очевидна настолько, что упоминание их может показаться тривиальным, но в связи с этим есть и еще один существенный фактор риска, остающийся в тени - это высокая толерантность общества, связанная отчасти с невежеством, отчасти - с ложными представлениями, а отчасти, к сожалению, с традиционной внедренностью алкогольных эксцессов в некоторых субкультурах.

Психотерапевтические аспекты.
Важным элементом в терапии является преодоление отчуждения больного от факта заболевания, в основе которого лежат такие интрапсихические механизмы защиты как вытеснение и отрицание негативной информации. Признание болезни - это первый шаг к успеху и понимание того факта, что все факторы риска, а их еще можно обозначить как импульсы Зла, могут быть побеждены только в том случае, когда на них распространяется сознание человека. Сам факт признания болезни переводит пациента из статуса Ребенка в статус Взрослого и наделяет его новыми ресурсами: ответственностью, активной волей и свободным выбором в принятии решений.
Вторым важным элементом в терапии является побуждающее будущее и создание его может быть общей задачей терапевта и пациента. Это будущее может представляться как широкая панорама жизни, наделенной Смыслом, но при этом полезно остановиться на некоторых картинах гипотетического негативного состояния, связанного с другим выбором - отказом от активного сотрудничества и подчинением себя фатальным силам. Так, в Великобритании уже отказались от неэффективных текстов на пачках сигарет и теперь на них ярко изображены фазы рака легкого.
Важным элементом эффективного сотрудничества с пациентом является создание раппорта, "созвучия", поэтому директивные стратегии активирующие базовый конфликт гипертонирующего пациента: " агрессия- конформизм", могут приводить к уклонению пациентом от терапии, и, напротив, усиление собственной активности и самостоятельности, а также и самовосприятия (через ведение дневника), обучение методам релаксации и регрессии постстрессовых явлений, вовлечение семьи в процесс терапии, все это вместе и образует условие хорошей терапии и личностного роста пациента.

Рашидов Наиль Рашидович,
врач-психотерапевт, к.м.н.

Материалы по теме: Факторы риска-психологический аспект

Сайт автора статьи

Книги по практической психологии

    Ваше мнение