Рассказы старогомедицинского ежика

Нынешний директор НИИ клинической онкологии член. кор. и профессор хирургии Михаил Иванович Давыдов когда-то был просто Михасиком - демобилизованным сержантом спорт роты ВДВ, где он служил мастером спорта по боксу, который прибыл из киевского Подола на завоевание Москвы. От Михасиковых кучерявых волос, пробивающихся сквозь утянутый галстуком ворот рубашки, с ума сходили все женщины Украины, России и даже одна африканская принцесса, учившаяся инкогнито в 1-м московском медицинском институте. Из-за выбитых зубов африканского принца, который попытался отспорить у сержанта ВДВ право на пылкую любовь принцессы, декан института едва не лишил свободную ныне Россию одного из рукастых её хирургов.

Одно из любимых выражений Михасика - "старый ёжик"... Иногда он так обращался к вашему покорному слуге. Поскольку мы, мужики, тоже млели от обаяния Давыдова, то мне этот "ежик" нравился. Позволю себе предложить вниманию посетителей ОРДИНАТОРСКОЙ серию - "Рассказы старого медицинского ёжика".

Вот один рассказов о специалисте, про которого ну никак было нельзя сказать, что он подобен "флюсу".
Служил я в ВОНЦ АМН СССР с одним потрясающим человеком по имени Серёжа Волков. Помимо того, что Серёжу все уважали за знание английского языка, которому его обучили в "лумумбарии", а также за его ежегодные участия в марафонском забеге по Садовому кольцу, Серёжа поражал наше воображение оригинальностью подхода к решению самых ординарных житейских проблем. Как - то мне посчастливилось быть приглашённым посетить Серёжу в общежитии для ординаторов и аспирантов ВОНЦ. Поднимаюсь на нужный этаж и нажимаю кнопку звонка. Дверь открывают. "К Волкову? Пра-ха-ди, дарагой!" - доброжелательно встречает меня аспирант с Кавказа и указывает рукой на ... дверцу платяного шкафа, громоздящегося в крошечной передней квартиры.
"???" - недоуменно обращаю я свой взор на кавказца.
"Ны бойся - там Сэрёжа живёт!" - открывает кацо одну из створок дверцы шкафа.

Вглядываюсь внутрь шкафа и вижу вместо задней стенки его обычную дверь. Толкаю эту дверь и, пригнувшись, несмело бросаюсь в тёмноту открывшегося мне пространства. В крошечной комнатушке нахожу двухэтажное сооружение из двух лишённых дверей бельевых шкафов, играющего роль двухъярусной кровати: на верхнем ярусе сладко спит Серёжа Волков.

Я спрашивал коллег назначение кубрика, который построил Серёжа Волков. Мне пояснили:
"От Серёжи ушла жена - она не смогла оценить неординарность его натуры. Серёжа, подобно Диогену, поселился в том, что ты видел, и сказал: Та женщина, которая согласится переспать со мной на втором ярусе моей кровати станет моей второй женой."
Я не знаю точно, но по имеющимся у меня сведениям Серёжа так и ходит в холостяках...

***
В Санкт-Петербургской военно-медицинской академии, где я начинал свою учёбу на врача, генерал Тигран Карапетович Джаракьян рассказывал мне много смешных историй. Однажды зав. кафедрой нормальной анатомии собрал начальников курсов, среди которых были не только врачи, но и просто строевые офицеры. В своём докладе профессор затронул низкое посещение лекций слушателями различных факультетов и плохую дисциплину слушателей во время лекций, при этом он пожаловался: "... Мы вправе ожидать более частого посещения нашей кафедры начальниками курсов. К сожалению присутствие начальников курсов можно заметить только на лекциях по строению половых органов..."
В ответном выступлении один из начальников курсов -
кавказец, говоривший по-русски с сильным акцентом, сказал:
"... И в заключении, таварыщ профессор, нам абидно слюшать от вас такие слова, понимаешь - "они ходят только на лекции по строению половых органов"... Ви что думайт, что ми ни знаим что такой мужской половой члэн и как он ВЫГЛЯДАВАЕТ?"

***
В МНИОИ им Герцена, по-моему, до сих пор работает один из любимых моих профессоров Иван Анисимович Максимов. В 1969 Иван Анисимович имел толстую записную книжку, куда он записывал лингвистические перлы сотрудников института. Среди них были такие
выражения:

= Из доклада дежурного по институту: "... мы застали больного в тяжёлом состоянии - он часто и поверхностно дышал.... после проведенных реанимационных мероприятий больному стало лучше - он перестал дышать..."

=Прибывший из Сибири на должность директора МНИОИ проф. Сергеев с презрением относился к выдвинутому по блату в старшие научные сотрудники более нежели посредственному доктору Плетнёву и не упускал случая зацепить его при случае. Однажды во время конференции Сергеев увидел, что Плетнём по время его доклада был невнимателен - болтал с кем-то, он прервал свой доклад и спросил: "У вас какие-то особые мысли, доктор Плетнёв?" - Не сориентировавшийся в теме разговора несчастный Плетнёв вскочил и ляпнул: "Что вы, Сергий Иванович, у меня никаких мыслей нет..."
"Н-да, а как же вы в старших научных сотрудниках-то?"

=В отличии от Плетнёва необычайной способностью произносить импровизированные речи "ни о чём" отличался профессор Пирогов. Как-то он задремал во время одного из докладов, когда его выдернули -"сказать мнение". Пирогов бодро выскочил на трибуну и понёс, что называется "с места в карьер": "... Доклад несомненное имеет огромное научное и практическое значение. И я должен сказать, что...э-э-э..." - тут Пирогов спотыкнулся на мгновение с открытым ртом. И в наступившеё тишине зала прозвучал полушёпот профессора Соломона Яковлевича Морморштейна: "Что Волга впадает в Каспийского море..."

...Иван Анисимович зачитывал избранным вольнодумцам "перлы" - мне посчастливилось услышать кое-что из неё. Как-то раз он оставил свою книжку в кармане халата в раздевалке и кто-то из сотрудников бессовестно спёр её. Максимов страшно переживал.
***
Сотрудник МНИОИ Слава Лебедев был ответственным дежурным, когда его сообщили, что через окно находящегося на пятом этаже отделения интенсивной терапии выбросился больной после резекции лёгкого. Слава бросился во двор института и на асфальте обнаружил больного с лопнувшими на грудной клетке швами - через рану Слава просунул руку в грудную клетки и приступил к открытому массажу сердца. ... На другой день во время патолого - анатомического вскрытия санитар с удивлением обнаружил в грудной клетке покойника наручные часы доктора Лебедева.

Вячеслав Рындин,
торакальный хирург


    Ваше мнение