Частная медицина: …отца. сына, святого духа…

Пролью немного бальзаму на души россиян, недовольных моими положительными отзывами о частной медицине ЮАР. И хотя абсолютное большинство недовольных зацикливаются просто на разнице в наших месячных доходах – им помочь просто невозможно, но для молодых людей, студентов и докторов в начале карьеры, я готов открыть все выявленные мною негативные стороны частной медицины.

В отличие от государственной медицины с её многоступенчатыми системой управления с огромным штатом частная медицина ЮАР действует как саморегулирующая система под незримым присутствием в каждом деянии врача страховых медицинских компаний, Медицинского Совета страны и её законодательства. Это, безусловно, хорошая сторона, но совершенна ли она? Отвечает ли она всем запросам членов комьюнити? Сложный вопрос…

Вдали от больших городов оказание медицинской помощи частным сектором ЮАР представлено, я бы сказал, на манер «дикого Запада», где взаимоотношения «врач-пациент» являются их частным (читай – «рыночным») делом – так во всяком случае записано в книжке по медицинской этике и медицинскому законодательству.

Я не хочу заниматься скучным анализом сказанного. Я буду давать примеры – читатель будет шевелить мозгами и рассуждать сам себе.
* * *
…отца. сына, святого духа…
В главном государственном госпитале провинции в шесть миллионов жителей нет травматологической службы… Более того – нет даже хирурга с приличным тренингом или опытом работы в травматологическом отделении. Нет ничего такого и в частном госпитале…

Несколько дней без операций в частном госпитале и уже начинаешь думать: «А выживу ли?», и уже уподобляешься стервятнику: «Что-то ни одного ножевого-или-огнестрельного, ни одного дорожно-транспортного происшествия… Никаких доходов…»

… Только ранним субботним утром я об этом подумал, направляясь помогать моему другу Тхлелане оперировать неясного больного, как на стадии завершения резекции правой половины толстой кишки (у больного оказался рак купола слепой кишки) телефон забился истерикой голосом кубинского врача Касима: «Рындин! В приёмное отделение срочно!! Два больных с кровотечением!!!»

Тхлелане говорит: «Иди, я закрою живот с сестрой…»

Молодой, 42 лет, бур вёз своё семейство в Лимопопо навестить родственников на удачливое сочетание субботы-воскресенья, какого религиозного праздника и международного праздника солидарности трудящихся…
Что-то неуправляемого произошло на дороге и в результате – старуха мать и жена погибли на месте аварии… Мне доставили отца и его 19-летнего сын, студента 2-го курса медицинского университета…

Сына доставили первым…
К моему приходу кубинец с мусульманским именем Касим уже интубировал мальчишку и поставил ему катетер в подключичную вену…

На мониторе показатели артериального давления 50/20 мм ртутного столба..
Н-нта-а-а-ак, что тут? …

Черепно-мозговая травма… Помимо кровоточащей раны волосистой части головы вижу истечение спинно-мозговой жидкости из носа – свидетельство перелома основания черепа …

Струйка крови из угла рта – из костей лицевой части черепа? Из лёгких?? Из пищевода-желудка???…

Разрезаем рубашку и брюки… На коже туловища кровоподтёки от ремня безопасности: на груди - сверху слева вниз вправо, на животе - поперёк чуть выше лобка…
«Рындин, он кровит в живот… Я делал пункцию живота – живая кровь…»
Я постучал по животу – тупость в отлогих местах… Я верю Касиму…

На моих глазах растёт подкожная гематома брюшной стенки…
«Ремень безопасности – это хорошо… Но это не панацея - он спасает жизнь только до определённых пределов..»

Идём ниже… Закрытый перелом правого бедра…

Звонок из лаборатории: «Гемоглобин 3 mg/dL (для его возраста норма = 15 mg/dL) »
Больному начали уже лить «экстренную» кровь, т.е. кровь от универсального донора.
Заказываю проверить на совместимость ещё четыре пакета крови…

Я вызвал анестезиолога, заказал место в отделении интенсивной терапии и попросил операционную подготовить всё для лапаротомии…

Что ещё я забыл? …

«Сестрица, есть родственники для подписания согласия на операцию?»
Сестра: «Вы, два доктора, можете подписать…»
Потом добавляет с едва скрываемым презрением: «Доктор, у него зрачки с момента поступления расширены и не реагируют на свет… »
Она очень опытная травматологическая сестра, зараза… И побаиваюсь её, стервы этакой - у меня такого опыта по травме нет…
«Не знаю, сестра… не знаю… возможно, вы и правы, но у меня самого есть сын… »

Прибыл доктор Янкель и начинает наводить свои порядки и задавать свои вопросы…

Приносят снимки грудной клетки – там всё в норме…
Смотрю зрачки больного – они, как мне показалось, стали чуть уже… Или это моя фантазия…?
Спрашиваю анестезиолога: «Ну, что будем делать?»
«Вы – хирург… Ваше слово решающее…»
«Нам терять нечего… Мы знаем случаи, когда после реанимации состояние больного с 315 по шкале Глазго поднималась до 7/15… Мне хочется его открыть… Не ради заработка – просто ему всего 19 лет…»
«Ну, хорошо!» - принимает мою сторону доктор Янкель: «Давай чуть поднимем его давление и повезём его в операционную… Если больной переживёт это путешествие, на столе оценим его состояние вновь…»

Вызванный мною ортопед молодой чёрный доктор Кханаха: «Доктора, я думаю, что здесь ловить нечего – у парень мозги отлетели…Но это только моё мнение…»

«Итак, мы имеем два мнения против двух… Нам нужно третейский судья… Я видел здесь старика Кронье… Подождите, я постараюсь привести его…»

Деда Кронье я встретил бодро поднимающимся на своих двух искусственных тазобедренных суставах в операционную.. Он без лишних слов согласился пойти взглянуть на парня.

Кронье выслушал доклад доктора Янкеля на африкаанс… Потом посмотрел зрачки больного, посветил в них фонариком с целью проверки рефлексы – рефлексов нет… Потом через тоненький питательный зонд шприцем послал струю ледяной воды в каждое ухо – никакой реакции со стороны больного… Мы молча наблюдали… Старик поднялся и заключил: «Нет, ребята, у этого парня мозговая смерть…»

Мы все благодарим старика Кронье.
Сестра: «Куда вести больного?»
Я: «Я думаю, что можно и в палату…»
Янкель: «Нет, доктор… Давайте поместим его в реанимацию, подключим к аппарату искусственной вентиляции… Пусть он в таком виде и отходит… Мы его только активно не будем реанимировать…»

Можно спекулировать на тему: «Чем было продиктовано решение доктора Янкеля: этическими соображениями или финансовыми – ведь первый день пребывания больного в отделении интенсивной терапии приносит каждому из наблюдающий его докторов по 100 долларов, а каждый из последующих дней по 50 долларов?
Счёт госпиталя за каждый день пребывания больного в этом отделении составляет около 900 долларов…»

… Через час после поступления в отделение интенсивной терапии у мальчика остановилось сердце…


* * *
По причине отсутствия других хирургов я занимался одновременно двумя тяжёлыми пациентами – отцом и сыном… Ну, правда, я привлёк к этому делу ещё одного анестезиолога.

Второй анестезиолог, доктор Ван Уоррен, крутой парень: «Доктор, что вы хотите от меня здесь? Для меня время – деньги…»
«Док, у отца, водителя, имеются: травма головы, тупая травмы грудной клетки с множественными переломами рёбер слева, что обусловило так называемую нестабильную грудную клетку, пневмо-гемотракс слева… Будем считать, что есть и ушиб сердца… У больного переломы костей обеих верхних конечностей, перелом бедра справа… Сейчас, как мне кажется, его нужно поместить в отделение реанимации для искусственной вентиляции лёгких и сердечно-сосудистой реанимации – лучше вас этого никто не сделает… Я буду искать нейрохирурга, ортопеда и кардиолога… »
Только после такого моего доклада доктор Ван Уоррен молвил: «Хорошо, переводите больного в реанимацию – я буду там им заниматься…»

Везу с сёстрами больного в реанимацию… Пока Ван Уоррен занимается верхней половиной туловища я ввожу катетер в бедренную вену. Потом по просьбе Ван Уоррена делаю трахеостому (здесь чудесные наборы для чрескожной трехеостомии).
Приносят снимки… На снимке органов грудной клетки вижу, что плевральная трубка слева, поставленная кубинцем Касимом, не обеспечивает адекватное дренирование воздуха и крови из плевральной полости - я ввожу вторую трубку большего диаметра.

Нужен нейрохирург… Единственный нейрохирург улетел проветриться на недельку в Китай. Ладно, сделаем КТ мозга завтра…

Звоню белому ортопеду Крюгеру – он тоже в отпуске… Звоню чёрному ортопеду доктор Ледваба так же на отдыхе: «Доктор Рындин, я сейчас попрошу доктора Кханаха помочь вам. Не беспокойтесь - он будет… »

«Доктор Кханаха, доктор ВанУоррен собирается уходить, какие ваши планы?»
«Я буду больного оперировать…»

«Прекрасно! Удачи вам…»

Рано утром призываю к больному кардиолога доктора Янаша, который собственным УЗИ аппаратом исследовал полость перикарда, клапаны сердца, и живот.
«Тта-а-а-аккк… Очень небольшое количество жидкости в перикарде… Клапаны похоже целы… В животе – небольшое количество жидкости к дугласовом пространстве… Ушиб сердца несомненно есть… Буду его наблюдать… Да, да, доктора Рындин, и УЗИ живота тоже буду повторять ещё день –два… »

Прошёл еще день… При встрече доктор Янаша радостно приветствует меня словами: «Больному много лучше!»

«Да, физически он может вылезти, а как сможет перенести известие о смерти своей матери, жены и сына? Нужен психолог из числа буров, который поможет ему - святым духом? »

Вячеслав Рындин,
торакальный хирург


    Ваше мнение