Мысли за рулём... и в церкви

Опять рулю – в горы на проверку «есть ли декабрьские белые» - и мысли сам себе думаю.

* - В России мы различаем два периода высыпки грибов – июль («колосовики») и осень («настоящий гриб»). В горных лесах Северного Трансвааля период «колосовиков» приходится на декабрь, а «настоящий гриб» появляется в марте…

А полчаса назад закончилась церковная служба – тоже чудесное время мозгами пораскинуть**.

** - В атмосфере ладана и пережженного парафина под убаюкивающую англо-ганскую проповедь нашего картавого священника с вкраплениями органа или безорганных спиричуэлс на языке серевных соту в голову приходят такие ясные мысли – надо срочно-срочно это записать.. Странно, что через 15 минут после окончания службы все просветление моих мозгов испаряется – так бывает с идеями, осеняющими нас во сне..

… Лет семь-восемь назад я написал в Луанду приятелю Виктору Агафонову (химио-терапевт из ВОНЦ АМН СССР, с которым мы вместе приехали в Анголу) по поводу своей идеи с книгой «Я обрёл Бога в Африке: письма русского буш-хирурга». Витёк обеспокоился, что у меня крыша съехала и срочно запросил меня: «Ты чё – всё жизнь в России искал, а нашёл только в Африке?» В качестве лечебного средства для меня Витёк вложил в конверт письма (он тогда ещё не освоил е-мейл – с электричеством в Луанде были перебои) вырезки из книги «Маркиз де Саад», где старательно подчеркнул красным фломастером слова «… сын потаскухи и пьяного солдата» - это про Иисуса Христа…

Я потешился чуток над приятелем: «Витя, а почему тебя так смутило упоминание Бога в письме старого человека? Вот если я, старик, говорю «хуй» - всё нормально, а пишу тебе «Бог» - ты уже в отпаде…??»

… Зомби мы…

И хотя в своих «письмах» я собирался говорить о Боге-Хирургии, которому в российской юности я обязался служить, но познать в полной мере сподобился только в Африке, но за Христа мне стало обидно – я завёлся и ответил Виктору примерно следующее…

Я, друг мой Витя, любовь к театру имею… воспитан им, можно сказать… Вот тебе куски для театрального представления моего ответа на реплику маркиза «… сын потаскухи и пьяного солдата»…

Первое…
«… Не от мира сего царствие моё…» - Иисус Христос

Второе…
… В бытность мою сержантом мед службы в городе Риге свела меня судьба с новобранцем из Удмуртии, вырванного для трёхлетней срочной военной службы из духовной семинарии***.

*** - эту историю я, по-моему, уже рассказывал… Но может быть здесь ей и место…

Все новобранцы выглядели ужасно – остриженные «под машинку», в огромных кирзовых***** сапогах (**** - интересно, «кирза» – это российское изобретение??) и унижающих любое человеческое достоинство хлопчато-бумажных гимнастёрке и галифе с низкой мотнёй типа «мама, я опять насрал в штаны». Комичность чучелообразного облика семинариста довершали доисторические бабушкиного типа очки в круглой железной оправе с мягкими заушными дужками. Салаги прибыли ко мне в медпункт для ухода за большой партией гриппозных солдат. Я, «старик» сержант, не упустил шанса поиздеваться над столь притягательным в своей необычности удмуртом: «А ну-ка, семинарист, докажи мне, что Бог есть?»
Чучело выпрямилось от мытья пола и произнесло: «А мне, товарищ сержант, не нужно ничего доказывать: я – верующий, я верую… Вам нужно? Вот вы и доказывайте…»

Не буду врать, что я в именно в тот миг вспомнил разговор Христа с Понтием Пилатом на картине Гё «Сё – человек!»* (* - наверняка в Интернете есть сайт с картинами Гё… Мои уважаемые «фриэнды», кто мне подскажем адрес сайта… Мне как –то по случаю американцы присылали сайт с картинами Репина… ) – это пришло ко мне значительно позже… Но тот удмурт имел много общего с обликом Христа на картине Гё, а сам Христос – вылитый «Ёжик в тумане»...

Третье…
… Пьяный солдат и потаскушка: рождественская сказка, навеянная маркизом де Садом

… Холодный дождливый вечер на библейской земли… В одной из таверн на лавке поближе к очагу притулилась в ожидании клиентов-мужчин Мария – дочь многодетного неудачника, выгнавшего девушку-подростка на улицу в поисках прокорма для семьи самым древним промыслом… Мужики тех мест и в те времена не очень задумывались о возрасте девушки…
(А где и когда они задумывались? Напомню вам Шекспира… «Ромео и Джульетта» - разговор отца Джульетты сеньора Капулетти со сватующимся за его дочь графом Парисом…
Отец: Но дочь моя почти ребёнок – ей нет ещё четырнадцати лет …
Жених: Я знал ещё моложе матерей…
Обратите внимание, что речь не идёт о «взять девочку и растить её до половозрелого возраст », князь готов сделать её , тринадцатилетнюю, матерью)

… Да-а-а… Ну, так вот - эти коблы библейских времён пользовались телом Марии, которая терпеливо отрабатывала кусок хлеба для своей семьи. Ни мозг Марии, ни её физиология никак не связывали эти торговые сексуальные сессии с тем, что ныне называют “to make love” …. Можно ли назвать это блудом? – Нет… Была ли Мария непорочной? - Да… Принеся домой несколько заработанных монет на пару лепёшек и получив от отца пару оплеух «Мало принесла!», Мария плакала и забивалась в свой уголок играть в куколки…
Она не была «непорочной девой», она была ещё просто непорочным ребёнком-девочкой… Если кто-то ринется в анатомию с доказательствами, то я просто отсылаю его к выше приведенным словам Христа: «… Не от мира сего царствие моё…» А в царствие том совершенно другие понятия…

Ну, так вот… В тот промозглый вечер в описанную выше библейскую таверну вполз дрожащий от холода изувеченный войной молодой солдат. Он протянул хозяину пару собранных нищенством монет - «Хлеба…» - и уселся греться у огня… Хозяин дал порубленному парню кусок хлеба и словами «За огонь нужно платить отдельно!» выпихнул его на улицу…

В сердце наблюдавшей эту сцену Марии возникло Сострадание - это то, чему учил Иоанн Предтеча*, не так ли? – проникновение Святым Духом

*- В легкомысленной светской и некоторой глупой церковной литературе Иона неверно называют «Креститель» - по неправильному переводу глагола to baptize, который для русской действительности правильнее, наверное, переводить не крестить, а «посвящать/приобщить» – если речь идёт о детях – или «просвящать/приобщить» - если речь идёт о взрослых… А называть упомянутого Иоанна «Крестителем» ну никак нельзя – крест-то ещё не состоялся. Наиболее умные российские авторы и вдумчивая церковная русская литература пользуются более правильным определением – Иоанн Просвятитель. Кем-то найдено совершенно потрясающее поэтическое определение – Иоанн Предтеча..

… Закупив кувшин вина (вино всегда считалось лекарством!) и хлеба, девушка вышла из таверны вслед за солдатом... Она нашла его под холодным дождём, взяла под руку и поволокла в свою комнату в доме своего отца, где накормила и дала ему выпить немного вина … Поскольку дрожь солдата не унималась, Мария улеглась с ним рядом, пытаясь согреть его своим телом… Богоугодное дело всегда ходит рядом с греховным… Согревшийся и охмелевший молодой солдат пошёл дальше… А Мария, привыкшая к такому поведению мужчин, по такому же Состраданию отпустила солдату – и не было в этом ни крохи того, что мы называем ныне плотской любовью, блудом… Это было – Сострадание непорочной девы, проникновение в её душу Святого Духа.

Вот так и понесла Мария… от Святого Духа… И от всего этого для меня божественное величие жизни и смерти её сына, Иисуса Христа, только усиливается…

С Рождеством вас Христовым!

Вячеслав Дмитриевич Рындин, 
хирург


    Ваше мнение