Статьи


Эффективность

  • Уменьшает отек, воспаление и гиперемию
  • Снимает ощущения боли, стягивания кожи, зуда и жжения
  • Предупреждает развитие высыпаний
  • Образуя прозрачную защитную микропленку на раневой поверхности, предупреждает развитие «мокнущих» ран
  • Ускоряет заживление и предотвращает появление трещин и шрамов

Герпенокс


Способ применения

Небольшое количество геля тонким слоем наносится на область повреждения десен или губ пальцем или при помощи ватной палочки 2-3 раза в день или согласно рекомендации специалиста

После нанесения геля следует воздержаться от питья и приема пищи в течении 30 минут

Рекомендуемый курс использования 5—7 дней


Поделиться


Официальный сайт

ЛАБИАЛЬНЫЙ ГЕРПЕС: ЧТО НЕОБХОДИМО ЗНАТЬ СТОМАТОЛОГУ

А.Ю. Шишелова, доцент кафедры физиологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, к.б.н., с.н.с. лаборатории нейроонтогенеза ИВНДиНФ

Боль и зуд в области губы, покраснение, возникновение болезненных пузырьков, которые через несколько дней лопаются и сменяются «корочками»… Многим знакомы эти неприятные симптомы заболевания, фигурирующего в медицине под названием «лабиальный герпес». Проявления лабиального герпеса обычно исчезают в течение 1-2 недель, даже при отсутствии лечения. Поэтому большинству людей эта болезнь не представляется опасной, хотя и вызывает дискомфорт с точки зрения неприятных ощущений и эстетики. Как в профилактической медицине, так и в классической, мало внимания уделяется предупреждению заражения вирусом герпеса и возникновению повторных рецидивов, в том числе связанных с посещением медицинских учреждений и непосредственным контактом врач – пациент. Насколько такая позиция справедлива, можно судить по данным, приведенным в статье.

C реди огромного числа вирусных заболеваний герпетическая инфекция является наиболее распространенной. Она охватывает до 90% взрослого населения земного шара и примечательна тем, что всегда становится персистентной. После заражения вирусом герпеса и последующего выздоровления с симптоматической точки зрения вирус не исчезает из организма, а переходит в латентную форму. В таком виде он может существовать постоянно, никак не проявляя себя, или периодически «просыпается» и начинает размножаться, снова вызывая сходное заболевание. Заразными для человека являются 8 типов вирусов герпеса, включенных в подсемейства альфа, бета и гамма-вирусов. Из них особенно часто у человека встречаются представители альфа-вирусов – вирусы простого герпеса (Herpes simplex) 1 и 2 типов, а также вирус ветряной оспы (herpes zoster virus). Главными особенностями альфа-вирусов, способствующими их широкому распространению среди людей, являются: 1) размножение в покровных оболочках, где вирусные частицы легко доступны для передачи другому человеку; 2) переход в латентное («спящее») состояние в телах чувствительных нейронов, куда вирус может легко проникнуть через периферические нервные окончания; 3) быстрое размножение вируса и высокая скорость транспорта по нервным волокнам. Лабиальный герпес (ЛГ) – одно из часто встречающихся заболеваний, связанных с реактивацией вируса герпеса из латентного состояния.

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ЛАБИАЛЬНОГО ГЕРПЕСА. ГРУППЫ РИСКА

ЛГ проявляется в виде однократного или рецидивирующего поражения эпителия в области губ. Это заболевание вызывает вирус простого герпеса 1-го или (реже) 2-го типа [4; 13].

В среднем по популяциям разных стран вирусом простого герпеса 1-го типа (ВПГ-1) инфицировано 70-80% людей [8; 12; 15], в отдельных популяциях до 90% [10; 11; 17] по крайней мере однократное проявление ЛГ. Для проявления симптомов лабиального герпеса необходимо сочетание трех факторов: 1) наличия вируса (первичное инфицирование или латентное состояние); 2) стрессовых воздействий или повреждений периферических нервных ганглиев; 3) генетической предрасположенности [8].

Первичное заражение часто происходит в детском возрасте. Так, в Великобритании к 12 годам 40% детей имеют антитела к ВПГ-1. Первичное инфицирование более чем у 80% детей протекает бессимптомно [1], а у остальных, как правило, вызывает герпетический гингивостоматит [10]. Симптомы первичной ВПГ-1 инфекции разнообразны, могут не распознаваться или быть ошибочно интерпретированы. Только у 5% людей наблюдаются характерные, ярко выраженные клинические признаки – наличие язвочек в полости рта, гингивит, лихорадка и цервикальная лимфаденопатия. У людей с нормальным иммунным статусом проявления первичной инфекции исчезают через 10-14 дней. Однако проникший в организм вирус не уничтожается иммунной системой до конца, а проникает в нервные клетки, где переходит в неактивное (латентное) состояние. Позже вирус может снова стать активным и вызвать неприятные локальные симптомы в области кожи или слизистых – гингивостоматит, лабиальный герпес, офтальмогерпес и др.

Таким образом, чаще всего люди не замечают ситуации первичного заражения ВПГ-1 и не подозревают о том, что стали носителями вируса, пока у них не возникнет острый эпизод, связанный с реактивацией вируса из латентного состояния.

Иногда возможны случаи, когда первичное инфицирование ВПГ-1 может возникать в области пальцев и глаз, что имеет прямое отношение к работе стоматологов. При приеме пациента с реактивированным вирусом основным путем заражения ВПГ-1 для врача становится контакт с пораженными зонами и/или со слюной. Герпетический стоматит у стоматолога при первичном инфицировании возникает редко, однако зафиксированы случаи поражения кожи пальцев и роговицы глаз. В первом случае у врача развивается воспаление мягких тканей пальца (рис. 1), во втором, как правило, воспаление роговицы – кератит [10]. Оба заболевания сопровождаются неприятными ощущениями, снижают работоспособность, могут продолжаться несколько недель. Все это время заболевший доктор является заразным и не должен принимать пациентов. Профилактикой подобного инфицирования является использование перчаток и защитных очков.

С другой стороны, прием у стоматолога с активной формой лабиального герпеса представляет угрозу заражения для пациента. Особенно важно предотвратить передачу ВПГ-1 от врача к иммунокомпрометированным, восприимчивым пациентам. С этой целью важно оценить наличие такого риска еще до начала лечения, поскольку связанные со стоматологическими манипуляциями микротравмы могут способствовать развитию лабиального герпеса.

Еще одним важным путем первичного инфицирования ВПГ-1 является заражение ребенка от матери. Первичное инфицирование беременных женщин ВПГ-1 обычно не имеет последствий для плода [5]. Носительство ВПГ-1 беременной женщиной в некотором смысле может быть даже благоприятным вследствие присутствия антител к ВПГ-1 в крови. Это делает детей менее восприимчивыми к вирусу в первые 6 месяцев жизни. Однако наличие у матери ЛГ в острой фазе, особенно при грудном вскармливании, представляет угрозу заражения для новорожденного ребенка. Результатом первичного инфицирования малыша не всегда является гингивостоматит. Так, в литературе описан случай возникновения у ребенка в возрасте 5 мес. тяжело протекающего генитального герпеса, вызванного полученным от матери ВПГ-1 [1].

Проникновение ВПГ-1 в слизистую полости рта при заражении от матери не всегда ограничивается латентностью вируса в близлежащих нервных клетках. Согласно особенностям жизненного цикла вируса (см.ниже) после первичного инфицирования ВПГ-1 может распространяться не только по тем нервным волокнам, куда он попал первоначально, но и далее, по цепочке нейронов. В результате вирусные частицы могут проникать не только в чувствительные ганглии, но и в центральную нервную систему, а также в головной мозг [7; 9]. В этом случае при реактивации ВПГ-1 возможно возникновение поражений не только в области губ, но и в других частях лица, в области глаз (офтальмогерпес, герпетический ретинит), в других областях кожи (по типу экземы, сходной с атопическим дерматитом), а также существует риск энцефалита [2; 15]! Каждый год фиксируется около 1 эпизода развития энцефалита, вызванного ВПГ-1, на 250 тыс. – 500 тыс. людей. Вероятность развития энцефалита выше в ситуации реактивации вируса и у людей в возрасте от 6 мес. до 20 лет и старше 50 лет. При энцефалите смертность составляет 70%, у 97% выживших людей возникают нейрологические нарушения.

ПОЧЕМУ ЛАБИАЛЬНЫЙ ГЕРПЕС ПОВТОРЯЕТСЯ?

Примерно у трети инфицированных людей (от16% до 35% популяции, у пожилых около 20%) ВПГ-1 рано или поздно реактивируется из латентного состояния [10].

Чаще всего вторичная инфекция проявляется в виде лабиального герпеса на границе между красной каймой губ и кожей (mucocutaneous) нижней или верхней губы. Кроме того, сходные повреждения могут возникать на других частях лица, в области носа, на шее. Также могут наблюдаться эпизоды изъязвлений в слизистой полости рта, особенно на твердом нёбе. У некоторых людей, особенно детей, ВПГ-1 периодически появляется в слюне без клинических проявлений.

Частота рецидивов ЛГ сильно варьирует – от единичных случаев за 5-10 лет до ежемесячных эпизодов или более частых (у небольшого количества людей) [8]. Основными факторами, коррелирующими с частотой рецидивов, являются женский пол, низкий социоэкономический статус, пожилой возраст (наибольший риск в 65-74 года), частые инфекции верхних дыхательных путей, пониженное число лимфоцитов [4]. Реактивации вируса способствует ряд провоцирующих факторов: 1) системные – лихорадка, менструация и другие сопровождающиеся гормональными изменениями состояния, стресс, действие препаратов, подавляющих иммунитет; 2) местные – повреждения губ, воздействие холода, солнечное излучение, а также зубоврачебные манипуляции и хирургические операции в полости рта [2; 10]. В частности, описаны случаи рекуррентного герпеса после удаления зуба с обширным распространением повреждений в области носа, подбородка, губ, полости рта (рис. 2). Более выраженными были поражения на той стороне лица, где производилось удаление зуба. Повреждение нерва при стоматологическом лечении повышает риск реактивации герпеса. Среди пациентов с хирургическими вмешательствами, затрагивающими ветви тройничного нерва, реактивация ВПГ-1 возникает у 50% людей. Фактором риска является также использование анестезии, так как она временно нарушает функционирование нервных волокон в зоне действия [6].

Важную роль в возобновлении активности вируса играет иммунный статус человека, в частности реактивность Т-лимфоцитов к разным иммуностимулирующим участкам (эпитопам) вирусных белков [3]. Показано, что у людей с регулярными симптоматическими проявлениями ЛГ (5% среди иммунокомпетентных пациентов) и у инфицированных ВПГ-1 лиц с отсутствием симптомов герпеса частота реактивации вируса одинакова, однако поражения тканей наблюдаются только у первой группы. Есть данные о различиях в величине и природе Т-клеточных иммунных реакций у «симптоматических» и «асимптоматических» пациентов: у первых при реактивации вируса образуются неэффективные Т-лимфоциты (Тхелперы CD4+ и Ткиллеры CD8+), в то время как у вторых имеются Т-лимфоциты с высокой степенью противовирусной защиты. Надо отметить, что при реактивации вируса «асимптоматические» пациенты тоже являются источником распространения вируса, несмотря на отсутствие внешних заметных проявлений [3].

ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВПГ-1

Особенности молекулярной биологии ВПГ-1 позволяют ему после первичного заражения оставаться в организме до конца жизни, периодически возобновляя свою активность при нарушении баланса между защитными силами иммунитета и жизнедеятельностью латентной формы вируса. Частица ВПГ-1 представляет собой линейную двухцепочечную молекулу ДНК, покрытую многослойной оболочкой. Внутренняя часть оболочки – это белковая капсула (капсид), затем следует слой белков (тегумент) и далее – внешняя фосфолипидная оболочка с встроенными белками (рис. 3). Белки внешней оболочки являются главными маркерами (антигенами), позволяющими иммунной системе распознать вирус.

Жизненный цикл ВПГ-1 состоит из нескольких стадий [7]. На первом этапе происходит заражение организма зрелой формой вируса. Он передается от носителя воздушно-капельным или контактным способом. В зоне контакта вирус проникает в эпителиальные клетки и быстро размножается в них (рис.4). Взаимодействие вирусной частицы с клеткой-мишенью происходит путем прикрепления белков фосфолипидной оболочки вируса (гликопротеинов gC и gB) к рецепторам клеточной мембраны. После этого другой белок вирусной оболочки (гликопротеин gD) запускает процесс ее слияния с мембраной клетки-мишени. Внутрь клетки вирусная частица попадает уже без оболочки в виде капсида (рис. 5). Капсид транспортирует вирусную ДНК к ядру клетки, где и происходит размножение вируса путем многократного дублирования вирусной ДНК (репликации). При этом с ДНК вируса считываются молекулы мРНК, которые выходят из ядра в цитоплазму. В цитоплазме на их основе синтезируются необходимые вирусу белки (в том числе белки оболочки) с использованием белоксинтезирующей машины самой клетки. Каждая копия ДНК вируса опять упаковывается в капсид, выходит из ядра, снова покрывается оболочкой, и сформированная вирусная частица покидает клетку. Такие дочерние вирусные частицы достигают окончаний дендритов нервных клеток (в основном, чувствительных нейронов ганглиев тройничного (V) нерва) и проникают в них. Затем вирусы транспортируются от нервных окончаний к телам нейронов (путем ретроградного аксонного транспорта), где переходят в латентную форму существования (рис.4).

Вирус, находящийся в латентной форме, невозможно обнаружить. Во время латентного состояния геном вируса в виде множества копий кольцевых фрагментов ДНК находится в ядрах нервных клеток. Состояние латентности возникает в результате стабилизации вирусной ДНК и ограничения «считывания» (экспрессии) генов вируса. В латентном состоянии экспрессируется только один ген вируса – LAT (Latency Associated Transcript). Белок, кодируемый LAT, отвечает за регуляцию состояния генома клетки-хозяина, предотвращает уничтожение зараженного нейрона лейкоцитами (Т киллерами) и, таким образом, поддерживает вирус в консервированном состоянии.

Традиционное место локализации латентной формы ВПГ-1 – чувствительные нейроны периферических ганглиев тройничного нерва. Однако в зависимости от очага первичного заражения ВПГ-1 может персистировать и в нейронах других периферических ганглиев головы и шеи (чувствительных и эфферентных вегетативных) – спинальных, вестибулярных, спиральных, ресничных, лицевого нерва, верхних шейных, узловатых (nodose) блуждающего нерва [9; 13]. Кроме того, ВПГ-1 может транспортироваться и дальше - по аксонам пораженных нейронов к их синаптическим окончаниям. Через синапсы вирус способен проникать в клетки центральной нервной системы, где также возможен его переход в латентное состояние.

Через некоторое время (от нескольких недель до месяцев и лет) происходит реактивация вируса из латентного состояния и репликация его ДНК, достаточная для образования нескольких новых вирусных частиц. Новые вирусные частицы в виде капсидов с помощью антероградного аксонного транспорта перемещаются от тела нейрона к окончаниям его нервных волокон. Выделяясь из периферических окончаний дендритов, вирус проникает в клетки первичного очага заражения (эпидермиса), что вызывает местное повреждение тканей, в случае ЛГ – соединения между кожей и слизистой в области губ. Это часто сопровождается классическими симптомами, описанными ниже [15].

У иммунокомпрометированных людей вирус может распространяться не только по дендритам нейрона-хозяина к периферическим тканям, но и по аксону к мозгу. В случае проникновения вируса в мозг возникает риск энцефалита, однако у взрослого человека частота таких случаев невысока [18].

ПРОТЕКАНИЕ ЛАБИАЛЬНОГО ГЕРПЕСА: СТАДИИ И СИМПТОМЫ

Максимальное количество вирусных частиц наблюдается через 24 часа после начала повреждения ткани, что соответствует стадии образования пузырьков, и далее происходит прогрессирующее снижение числа вирусных частиц [4]. Таким образом, вирус инициирует начальное повреждение клеток, в то время как дальнейшие симптомы болезни связаны с физиологическими процессами иммунной защиты и восстановления целостности тканей, в том числе с активацией ноцицепторов (боль, ощущение жжения). В зараженных вирусом клетках происходят процессы, в итоге вызывающие их лизис: изменение свойств мембраны, снижение синтеза клеточных белков, замедление деления и атака со стороны иммунитета. Надо отметить, что у иммунокомпрометированных пациентов болезнь протекает дольше и тяжелее, может затрагивать полость рта и область лица [4].

ДИАГНОСТИКА ВИРУСА ПРОСТОГО ГЕРПЕСА 1 ТИПА

Выявление ВПГ-1 особенно необходимо при симптомах инфекционных проявлений в области лица и полости рта – в первую очередь с целью постановки правильного диагноза и назначения оптимального лечения. Особенно часто с такими проявлениями сталкиваются врачи-стоматологи – при наличии стоматита, гингивита или поражений покровных оболочек в области лица после лечения или удаления зуба.

Обнаружить присутствие ВПГ-1 в организме можно двумя способами. Первый – это определение наличия в клетках или жидкостях вирусных белков (антигенов) или ДНК, что возможно только в активную фазу жизни вируса. Второй способ заключается в выявлении присутствия антител к ВПГ-1 в сыворотке крови вне зависимости от формы существования вируса в текущий момент. Этот метод более универсален, он неэффективен только при оценке крови сразу после первичного инфицирования, поскольку антитела появляются на 4-8-й день после заражения. Преимуществом данного метода является возможность по соотношениям антител первичного и вторичного иммунного ответов (соответственно – иммуноглобулинов М и G) сделать заключение о характере инфекции – является ли она первичной или рецидивирующей.

ПОДХОДЫ К ЛЕЧЕНИЮ ЛАБИАЛЬНОГО ГЕРПЕСА

При лечении ЛГ используют несколько видов воздействий: 1) противовирусное, направленное на подавление размножения вирусных частиц; 2) иммуномодулирующее, направленное на активацию защитных механизмов иммунитета (интерфероны, индукторы интерферона и пр.); 3) симптоматическое, направленное на снижение выраженности неприятных симптомов и более быстрое заживление повреждений (антигистаминные, противоспалительные, обезболивающие препараты, регенерирующие вещества); 4) профилактическое, направленное на предупреждение вторичных инфекций (антисептики) и рецидивов в последующем (вакцинация, улучшение иммунного статуса). Поскольку естественный процесс выздоровления начинается уже в первые сутки заболевания, терапию необходимо начинать как можно раньше [4]. Блокада репликации вируса в начале заболевания позволяет уменьшить длительность симптомов и ускорить процесс заживления.

Главными противовирусными веществами, используемыми в современной медицине, являются аналоги нуклеозидов – ацикловир и пенцикловир или их предшественники – валацикловир и фамцикловир соответственно [15]. Эти вещества оказывают селективное действие на пораженные клетки. Принцип их биохимических преобразований и избирательного действия сходен: под действием фермента ВПГ-1 тимидин-киназы исходное вещество фосфорилируется и затем подвергается дальнейшему фосфорилированию двумя молекулами фосфата под действием киназ зараженной клетки. Трифосфатная форма вещества является активной. Она ингибирует вирусную ДНК-полимеразу, вызывая обрыв цепи ДНК вируса, что в итоге предотвращает дальнейшую ее репликацию. Таким образом, активация противовирусного вещества происходит только в тех клетках, где присутствует вирус и его фермент тимидин-киназа.

Показано, что при остром протекании ЛГ противовирусные препараты ускоряют процесс заживления и уменьшают продолжительность негативных ощущений – зуда, жжения, боли. Так, согласно клиническим исследованиям, местное применение ацикловира в виде мази ( 5%, аппликация 5 р в день) уменьшало время заживления на несколько дней – по разным данным от 0,5 до 2,5 суток, не влияя на выраженность болевых ощущений [12; 15]. Применение мази, содержащей комплекс ацикловира (5%) с гидрокортизоном (1%) укорачивало этот срок на 0,2 дня [15]. Мазь, содержащая пенцикловир, оказывала сходное c ацикловиром действие и, кроме того, уменьшала продолжительность болевых ощущений в среднем на 0,5 дня [12]. Однако использование этой мази с практической точки зрения менее удобно, так как требует аппликации каждые 2 часа. Оральная противовирусная терапия с использованием ацикловира, фамцикловира или валацикловира уменьшала распространение вируса, время заживления и продолжительность болевых ощущений – в зависимости от схемы лечения от 1 дня до 4-5 дней [4; 15].

Различные результаты по применению противовирусной терапии могут быть связаны не только с разными схемами лечения и дозами препаратов, но и развитием резистентности к ним. Резистентность может возникать вследствие как спонтанных мутаций в вирусной ДНК, так и гомологичной ее рекомбинации в процессе репликации [11; 15]. В этом отношении значимыми являются мутации, изменяющие функции объектов действия препарата - вирусных ферментов тимидин-киназы (90% случаев развития резистентности) и ДНК-полимеразы, снижая ее сродство к активному ацикловир-трифосфату [14; 15; 16]. Показано, что у людей с нормальным иммунным статусом резистентность к ацикловиру наблюдается довольно редко (< 1% случаев), однако у иммунокомпрометированных пациентов резистентность возникает гораздо чаще: у 3.5%-14%, в отдельных исследованиях – до 36% [14; 16]. Основными факторами риска развития резистентности к ацикловиру являются ослабление иммунной защиты и длительность использования ацикловира. В связи с этим в мировой клинической практике не прекращается поиск средств, позволяющих оказывать более эффективное и стабильное действие при терапии лабиального герпеса.

ПРЕИМУЩЕСТВА ГЕРПЕНОКСА КАК НОВОГО СРЕДСТВА ДЛЯ ТЕРАПИИ ЛАБИАЛЬНОГО ГЕРПЕСА

Для лечения и профилактики повреждений кожи, связанных с воздействием ВПГ, в России недавно был создан новый комплекс химических веществ, получивший название Герпенокс. Это средство предназначено для местного применения, что предотвращает его значительное накопление в крови и значительно уменьшает нагрузку на органы, ответственные за инактивацию лекарственных компонентов и выведение метаболитов. При этом Герпенокс обладает высокой эффективностью в отношении лабиального герпеса, что обусловлено его комплексным действием – противовирусным, иммуномодулирующим, симптоматическим и профилактическим. Главный активный органический компонент препарата, с одной стороны, подавляет размножение ВПГ, а с другой, стимулирует выработку защитных факторов гуморального иммунитета (цитокинов и антител). Другие компоненты Герпенокса усиливают фагоцитарные реакции, а также способствуют ускорению образования антител в месте поражения, активируют механизмы антиоксидантной защиты, ускоряют процессы эпителизации, оказывают антитоксическое и антисептическое действие. При этом в тканях образуется меньшее количество алгогенов (активаторов болевых рецепторов), что снижает болевые ощущения.

Применение Герпенокса в значительной степени сокращает сроки течения всех стадий лабиального герпеса вне зависимости от времени начала терапии. Но наиболее сильный эффект Герпенокс, как и любой противогерпетический препарат, оказывает при применении с момента появления первых продромальных симптомов. В этом случае возможно предотвратить развитие последующих стадий и избежать заметного повреждения эпителия. Пациентам с частыми рецидивами лабиального герпеса Герпенокс также может помочь избежать очередного рецидива, если воспользоваться им в неблагоприятных условиях (инсоляция, стресс, предменструальный синдром и др.) для профилактики симптомов реактивации ВПГ.

Список литературы

  1. Batalla A, Florez A, Davila P, Ojea V, Abalde T, de la Torre C. Genital primary herpes simlex infection in a 5-month-old infant. Dermatol Online J. 2011 Aug;17(8):8.
  2. Birek C, Ficarra G. The diagnosis and management of oral herpes simplex infection. Curr Infect Dis Rep. 2006 May; 8(3):181-8.
  3. Chentoufi A. A., BenMohamed L. Mucosal Herpes Immunity and Immunopathology to Ocular and Genital Herpes Simplex Virus Infections. Clin. and Dev. Immunology V. 2012, Article ID 149135, 22 p.
  4. Cunningham A., Griffiths P., Leone P., Mindel A., Patel R., Stanberry L., Whitley R. Current management and recommendations for access to antiviral therapy of herpes labialis. J Clin Virol. 2012 Jan; 53(1): 6–11.
  5. Ficarra G, Birek C. Oral herpes simplex virus infection in pregnancy: what are the concerns? J Can Dent Assoc. 2009 Sep;75(7): 523-6.
  6. Hayderi L. E., Raty L., Failla V., Caucanas M., Paurobally D., Nikkels A. F. Severe herpes simplex virus type-I infections after dental procedures. Med Oral Patol Oral Cir Bucal. 2011 Jan; 16 (1): e15-18.
  7. Kramer T., Enquist L. W. Directional Spread of Alphaherpesviruses in the Nervous System. Viruses 2013, v.5: 678-707.
  8. Kriesel J. D., Jones B. B., Matsunami N., Patel M.K., St. Pierre C. A., Kurt-Jones E. A., Finberg R. W., Leppert M., Hobbs M. R.. C21orf91 genotypes correlate with herpes simplex labialis (cold sore) frequency: description of a cold sore susceptibility gene. J Infect Dis. 2011 Dec; 204(11): 1654–1662.
  9. Labetoulle M, Maillet S, Efstathiou S, Dezelee S, Frau E, Lafay F. HSV1 latency sites after inoculation in the lip: assessment of their localization and connections to the eye. Invest Ophthalmol Vis Sci. 2003 Jan; 44(1): 217-25.
  10. Lewis M.A. Herpes simplex virus: an occupational hazard in dentistry. Int Dent J. 2004 Apr; 54(2): 103-11.
  11. Mahiet C., Ergani A., Huot N., Alende N., Azough Ah., Salvaire F., Bensimon A., Conseiller E., Wain-Hobson S., Labetoulle M., Barradeau S. Structural Variability of the Herpes Simplex Virus 1 Genome In Vitro and In Vivo. J Virol. 2012 Augt; 86 (16): 8592–8601.
  12. Opstelten W., Neven A. K., Eekhof J. Treatment and prevention of herpes labialis. Canad. Fam. Physician 2008; 54 (№ 12): 1683-1687.
  13. Richter E. R., Dias J. K., Gilbert J. E., Atherton S.S. Distribution of HSV-1 and VZV in Ganglia of the Human Head and Neck. J Infect Dis. 2009 Dec; 200(12): 1901–1906.
  14. Strasfeld L., Chou S. Antiviral Drug Resistance: Mechanisms and Clinical Implications. Infect Dis Clin North Am. 2010; 24(2): 413–437.
  15. Vere Hodge RA, Field HJ. Antiviral agents for herpes simplex virus. Adv Pharmacol. 2013; 67: 1-38.
  16. Wang Li-Xin, Takayama-Ito M., Kinoshita-Yamaguchi H., Kakiuchi S., Suzutani T., Nakamichi K., Lim Ch.-K., Kurane Ich., Saijo M. Characterization of DNA polymerase-associated acyclovir-resistant Herpes simplex virus type 1: mutations, sensitivity to antiviral compounds, neurovirulence and in-vivo sensitivity to treatment. Jpn. J. Infect. Dis., 2013; 66: 404-410.
  17. Wohlrab J, Vob F, Muller C, Brenn LC. The use of local concentrated heat versus topical acyclovir for a herpes labialis outbreak: results of a pilot study under real life conditions. Clin Cosmet Investig Dermatol. 2013 Nov; 6: 263-71.
  18. Zaichick S. V., Bohannon K. P., Smith G. A. Alphaherpesviruses and the cytoskeleton in neuronal infections. Viruses 2011; 3: 941-981.